Эвакуация детей и детских учреждений в годы Великой Отечественной войны. К началу 1940-х годов в нашей стране действовала эффективная система социальной защиты детей. Государство, которое взяло на себя обязательства заботиться о детях, в этот период успешно справилось с проблемой массовой детской беспризорности. Серьезные проблемы по охране детства возникли с началом Великой Отечественной войны.

В это время появилось большое количество документов, регулирующих вопросы эвакуации детей из фронтовых и оккупированных районов, устройства детей-сирот на воспитание в семьи или государственные попечительские учреждения, борьбу с детской беспризорностью, безнадзорностью и преступностью среди несовершеннолетних, помощь многодетным семьям и одиноким матерям.

Для спасения детей, находившихся в прифронтовых и оккупированных районах, было принято Постановление ЦК ВКП(б) «Об эвакуации», которое предписывало местным властям вывозить детей, объединенных в детские учреждения, в тыловые районы страны. Одним из первых было принято постановление ЦК ВКП(б) от 22 августа 1941 года «Об эвакуированных детях из Москвы и Ленинграда».

Таким образом, с первых дней войны проблема социальной защиты детей решалась на самом высоком уровне. Из районов боевых действий началась массовая эвакуация. Сотни тысяч детей, объединенных в учреждения – дома ребенка, сады и ясли, школьные интернаты и детские дома – в специальных поездах отправлялись на восток. Их сопровождали врачи, медицинские сестры, педагоги и воспитатели. По пути движения их до Восточной Сибири было организовано более ста крупных пунктов питания, каждый из которых обслуживал не менее трех тысяч человек в сутки.

Для грудных детей были открыты молочные кухни. Масштабы происходившей в годы Великой Отечественной войны эвакуации детей на восток страны огромны. К декабрю 1941 года, по неполным данным, число эвакуированных детей составило 255,6 тыс. человек. Большая часть их была размещена в Башкирской, Удмуртской, Татарской АССР, Кировской, Челябинской, Чкаловской, Свердловской и Молотовской областях. Постоянный контроль за выполнением данного постановления позволял отмечать не только достижения, но и недостатки в проделанной работе.

Основной трудностью были перебои в снабжении. Для ликвидации выявленных недостатков Совнаркомом РСФСР 24 марта 1942 года было принято решение «О мероприятиях по улучшению работы эвакуированных детских учреждений»4. В целях обеспечения нормальных условий жизни эвакуированных детей, планировалось принять следующие меры: выработать единые меры снабжения детских учреждений и представить их на утверждение СНК СССР; выделить эвакуированным земельные участки для организации подсобных хозяйств; возложить личную ответственность на наркомов просвещения союзных республик и наркома здравоохранения СССР за полное обеспечение медицинского и санитарного обслуживания эвакуированных детей и их надлежащего воспитания.

Из-за нехватки времени работа по эвакуации детей часто проводилась неорганизованно. Многие учащиеся, родители которых в это время находились на работе, уезжали без необходимых вещей и продуктов питания. В свою очередь, органы народного образования и районные советы не всегда могли обеспечить выезжающие из города группы детей посудой, хозяйственным инвентарем, продуктами питания и достаточными суммами денежных средств. Следы этой неподготовленности сказались на комплектовании школьных интернатов педагогическими кадрами.

Квалификация учителей и вожатых не всегда отвечала необходимым требованиям, и каждому из них поручалось наблюдение за группой учащихся, состоящей из 60 и более человек. Большинство тыловых районов не успели подготовиться к приему детей. В результате имели место многочисленные случаи, когда дети в течение нескольких дней не получали горячей пищи, не обеспечивались кипяченой водой. Планом эвакуации не было предусмотрено медицинское обслуживание детей, поэтому среди детей быстро распространились инфекционные болезни.

Детей, которых в составе детских учреждений срочно вывозили из родного города, родителям впоследствии было сложно разыскать. Зачастую получалось так, что родители погибали в окруженном городе, и возвращаться детям было некуда. Забота о розыске родственников этих детей, об их дальнейшем устройстве была возложена на работников НКВД. Их усилиями в кратчайшие сроки были созданы необходимые приемники-распределители и эвакопункты, а затем и развернута широкая сеть детских домов. Одновременно шел процесс эвакуации существующих детских домов в восточные районы страны. К концу декабря 1941 года с западных территорий РСФСР было эвакуировано 664 детских дома, 7887 их воспитанников.

Во время Великой Отечественной войны наша страна приютила иностранных детей-сирот, эвакуированных из родных государств – Испании, Польши. 30 июня 1943 года Постановлением СНК СССР при Наркомпросе РСФСР был создан Комитет по делам польских детей. Комитет был обязан организовать для польских детей школы, детские дома, сады и группы при существующих русских учреждениях, разрабатывать и создавать на польском языке учебники, учебные пособия и детскую литературу, развернуть работу по трудоустройству и профессиональному обучению подростков. После окончания войны польские дети были отправлены на родину.

В Советском Союзе также нашли приют испанские дети. Для них было открыто несколько детских домов, в том числе и в Сталинграде, где были размещены дети в возрасте от 8 до 17 лет. Задачей руководства нашей страны было не просто спасение иностранных детей от военных действий, но и устройство их жизни в детских учреждениях, обеспечение обучения и воспитания до тех пор, пока они не смогли вернуться на родину.

В 1941 – начале 1942 года Сталинградская область принимала эвакуированные детские учреждения из западных районов страны. После начала Великой отечественной войны, когда западные районы страны подверглись оккупации, в Сталинградскую область было эвакуировано 68 детских домов из Украины и Белоруссии, а также три испанских детских дома. С этими детскими учреждениями прибыло свыше 700 человек обслуживающего персонала.

Все эвакуированные детские дома были размещены в специально выделенных для этой цели помещениях в различных районах области. Дополнительно из бюджета Сталинградской области было ассигновано 9 млн. рублей для оказания материальной помощи эвакуированным детям, оставшимся без родителей. К тому же, по решению обкома ВКП(б) в Сталинграде и области был организован сбор теплых вещей и денег среди населения. В результате было собрано 200 тыс. разных вещей и 1 млн. 50 тыс. рублей. Только в Сталинграде удалось собрать 42 тыс. различных детских вещей и 532 тыс. рублей.

В связи с приближением фронта к Сталинградской области уже в середине 1942 года появилась необходимость эвакуировать детские дома из донских районов, граничащих с Воронежской областью. В июле 1942 года было эвакуировано 18 детских домов в Астраханский округ и 7 детских домов в заволжские районы. Кроме того, из западных районов Сталинградской области были эвакуированы детские лечебно-профилактические учреждения, а Дом ребенка из Сталинграда переведен в Средне-Ахтубинский район.

В августе 1942 года всех детей пришлось эвакуировать за пределы Сталинградской области:

  • в Молотовскую область – 4208 воспитанников;
  • в Узбекскую ССР – 1404 воспитанника;
  • в Актюбинскую область – 1135 воспитанников;
  • в Свердловскую область – 320 воспитанников;
  • в Башкирскую АССР – 736 воспитанников;
  • в Алтайский край – 200 воспитанников.

Детские дома для испанских детей были направлены в Уфу. Всего из Сталинградской области было эвакуировано 63 детских дома, где находилось более 9000 детей. Следует отметить, что подобная ситуация наблюдалась в большинстве районов СССР, эвакуация детей из прифронтовых и оккупированных территорий, их размещение и забота о них являлась одной их приоритетных задач местных властей.

Правительство также не оставляло эти проблемы без внимания. Учитывая сложность создавшейся ситуации, СНК СССР издал специальное Постановление «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» (№75 от 23 января 1942 года). Этот документ обязал исполнительные органы всех уровней считать важной государственной задачей устройство детей и проведение мероприятий по предупреждению детской беспризорности и безнадзорности. При решении поставленных задач большую помощь государственным структурам оказало население нашей страны. Например, в блокадном Ленинграде, с помощью комсомольских организаций, был создан актив для обследования квартир и домов, выявления в них детей-сирот с последующим направлением их в приемники-распределители и детские дома.

Огромная работа легла на плечи местных органов власти, работников здравоохранения и просвещения всех областей, куда прибывало эвакуированное население. Необходимо было в кратчайшие сроки принять и разместить детские учреждения. Особенно трудно было с размещением эвакуированных учреждений в сельской местности. Детей размещали в приспособленных для этой цели школьных зданиях, клубах, правлениях колхозов и домах колхозников. Правительство неотступно следило за работой по устройству эвакуированных детей и населения. Специальные инспекторы постоянно проверяли эту работу на местах. Многие дети прибывали к месту назначения ослабленными, истощенными и больными. Особенно те, которые были вывезены из прифронтовой полосы, из блокадного Ленинграда.

За жизнь и здоровье каждого такого ребенка велась упорная борьба. Проводились комплексные осмотры детей, организовывалось их лечение и оздоровление. Из-за трудностей военного времени во многих эвакуированных детских учреждениях Новосибирской, Архангельской, Молотовской, Омской, Пензенской, Тамбовской и других областях нормы отпуска продуктов питания со складов были такие низкие, что обеспечивали приготовление лишь одного блюда на ребенка в день. Недостаточным было снабжение эвакуированных детей одеждой, обувью и постельными принадлежностями.

Однако своевременная помощь населения и контроль со стороны партийных и государственных структур позволяли успешно решать проблемы эвакуированных детей. Это свидетельствует о том, что даже в трудные военные годы руководство страны думало о будущем, и страна спасала своих детей.