Одной из наиболее интересных страниц истории Северного морского пути (далее – СМП) является его развитие в годы революции и последующей Гражданской войны. Это подтверждается, в том числе, и тематиками выставок, проводимых, в последнее время учреждениями культуры.

Интерес к развитию судоходства в российских полярных морях, частности, морского пути через Карское море к устьям Оби и Енисея (Карский морской путь), проявляли как большевики, так и белые правительства на Европейском Севере и в Сибири. Этот период стал связующим звеном между развитием Северного морского пути в Российской Империи и в Советской России. Важно понимать, что интерес противоборствующих сторон к Карскому морскому пути основывался на богатейшем, хотя и ограниченном, опыте организации полярного судоходства начиная с 1874 г., равно как и на накопленных научных знаниях о российских арктических морях.

Кроме того, в предреволюционное десятилетие на российском Севере предпринимались меры по обеспечению безопасности кораблевождения, в частности гидрографические работы в Карском море и на сибирских реках, а также установка ограниченного числа навигационных знаков и радиотелеграфных станций. Не стоит упускать и тот факт, что и в Сибирском правительстве, и в Архангельске в руководстве оказались лица, чья деятельность была связана с исследованием Арктики (А. В. Колчак, Б. А. Вилькицкий), а также организацией коммерческого судоходства (С. В. Востротин). Стоит упомянуть так же то, что многие деятели того времени не видели альтернативы использованию морских путей, ввиду «расстройства подвижного и личного состава» железных дорог в России.

Одним из наиболее ярких эпизодов в истории Северного морского пути рассматриваемый период стала Карская экспедиция 1919 г., организованная архангельским и омским правительствами. В ходе экспедиции в Сибирь были доставлены специальные военные грузы, военные, гражданские грузы. Предметами экспорта стали традиционные сибирские сельскохозяйственные произведения. Помимо грузоперевозок в ходе экспедиции были запланированы масштабные гидрографические и картографические работы в ОбьЕнисейском районе с целью обеспечения безопасности для будущего кораблевождения. СМП рассматривался Омским правительством и ВПСО, как важный торговый и транспортный путь, благодаря которому должно было осуществляться снабжение Северной области продовольствием из Сибири, экспорт продовольствия в Европу в обмен на поставки товаров и вооружений, доставка этих товаров и вооружений в Сибирь.

Проблема освоения СМП в годы Гражданской войны рассмотрена в ряде отечественных и зарубежных работ. Так, в трудах М. И. Белова, В. Н. Булатова, К. Криптона (Молодецкого) и Т. Армстронга 4–6, вопрос об организации и проведении Карской экспедиции 1919 г. изучен в них недостаточно. Стоить отметить, что хотя Белов уделяет «Белогвардейской Карской экспедиции» целый параграф в своей работе, многие сюжеты, в частности вопрос об импорте и экспорте остается, освещен им крайне недостаточно. На основании архивных данных , Белов сообщает, что в Обскую губу было доставлено около 100 тыс. пудов грузов (преимущественно, военных), а также около 100 пассажиров из числа военнослужащих.

Сегодня, единственным исследованием, по вопросу экспедиции 1919 г. является статья, опубликованная в 2016 г. В. В. Расколецом. В ней рассматриваются вопросы организации и проведения экспедиции подполковника Д. Ф. Котельникова и профессора В. В. Сапожникова из «Института исследования Сибири » в Обскую губу летом 1919 г. При этом, основным сюжетом статьи является не морская экспедиция, а речная экспедиция, перед которой были поставлены задачи гидрографического обследования низовьем Оби и Обской губы с проставлением навигационных знаков, проведение иных научные изысканий и организация перегрузки грузов с морских судов в бухте Находка. Расколец ограничивается информацией о том, что в Сибирь должен быть доставлен некий «ценный военный груз», а также офицеры и военные специалисты.

Ввиду ограниченного объема, в этой работе мы рассмотрим в основном вопрос импортаэкспорта на кораблях ВПСО экспедиции 1919 г. Вопросы, связанные с организацией экспедиции рассмотрены в указанных выше работах. При этом следует отметить, что вопрос об истории СМП в годы Гражданской войны требует специального монографического исследования.

Итак, в конце 1918 г. белые правительства начали подготовку экспедиции устья Оби и Енисея. В январе 1919 г. была организованна «Исполнительная комиссия по организации морской экспедиции в Сибирь» , с февраля создана «Постоянная комиссия по организации морской экспедиции в устья Оби и Енисея». Деятельность комиссии находилась под контролем генерала Е. К. Миллера, в ее состав вошел заместитель председателя ВПСО П. Ю. Зубов, ответственным за сношения с Сибирью поручили лично Миллеру. В состав комиссии вошли представители морского ведомства, ведомства торговли и промышленности и биржевого комитета. Возглавить экспедицию поручили Б. А. Вилькицкому.

Он имел большой опыт плаваний в арктических морях. Поскольку к экспедиции проявили интерес иностранные торговые круги, то ее состав предложили войти представителю англошведской фирмы господину Армистаду, сделано это было, в том числе с целью переложить часть расходов на коммерсантов и английское правительство. Но Армистад от вхождения в комиссию отказался и переговоры с ним о разделении расходов результата не дали. Несмотря на это, на экспедицию были ассигнованы значительные денежные средства и ресурсы. Так, со склада компании Нобеля в Архангельске было конфисковано 3500 пудов керосина.

Для перевозок было отобрано и мобилизовано значительное количество судов различных ведомств, в том числе арендовали частные. Но часть судов не прибыли в срок из Великобритании или не были вовремя подготовлена. Так как наиболее крупные суда изъяло британское командование, оставались лишь небольшие суда способные вместить от 9 тыс. до 80 тыс. пудов груза. С учетом погруженного угля, экспедиция приняла около 1600 тонн военных грузов от английского командования, около 300 тонн от французского, около 300 тонн частных грузов и 100 пассажиров. Ниже даны подробные данные о грузе, находившемся на борту экспедиционных судов, направляющихся в Сибирь.

В экспедиции принимали участия 9 транспортных судов, а именно: пароходы «Кильдин», «Вайгач», «Колгуев», «Соломбала», «Пахтусов», «Полярный», «Иван Сусанин», «Байминго», а также баржа «Анна». Из Сибири морской экспедицией было доставлено для ВПСО 40 тыс. пудов пшеницы, 1500 пудов масла. Несмотря на скромный объем привезённых грузов, около 10% от запланированного, экспедиция была признана успешной Прибыль экспедиции составила около 3,5 млн. руб. Итоговая стоимость фрахта судов была 15 руб. за пуд, что сравнимо с фрахтом на других линиях (Лондон – Архангельск 15–20 рублей, Копенгаген – Архангельск 22 руб., Берген – Архангельск 15 руб.) Капитанов судов за хорошо проделанную работу наградили выдачей премий сверх жалования В навигацию 1920 г. планировали организовать новую экспедицию; в ней были заинтересованы как иностранные, так российские коммерческие фирмы/

Можно заключить, что разница в оценке объемов грузоперевозки, данной Ф. А. Шольцем (168 тыс. пудов) и Беловым (100 тыс. пудов) , появилась из-за того, что во втором случае не брался в расчет груз английского парохода «Байминго». Кроме того, Белов указывает на царившую во время перегрузки товаров «атмосферу открытых хищений». Вопрос о дальнейшей судьбе грузов, доставленных экспедицией в Сибирь, равно как и о составе груза парохода «Байминго» может являться предметом дальнейшего изучения.