Мятежная совесть комбрига Колесова. В начале марта 1921 года, в дни, когда набирал обороты Кронштадтский мятеж, а до начала восстания «Голодающих крестьян Поволжья» оставалось восемь дней, в Усть-Медведицком округе (на территории современного Иловлинского района Волгоградской области) против политики военного коммунизма с оружием в руках выступил бывший комбриг Первой конной армии И. П. Колесов.

Иван Петрович Колесов родился в 1892 году на хуторе Желтухино-Ширяевский Иловлинской станицы, в многодетной казачьей семье — у него было 9 братьев и 8 сестер. Окончил церковно-приходскую школу. В 1914 году вместе с братом Николаем был призван в армию в Четвертый Донской казачий графа Платова полк. Стал георгиевским кавалером. В октябре 1916 года полк был переведен в Петроград «на отдых». 25 февраля 1917 года полк был брошен на усмирение рабочих, выступавших против войны. Когда казакам был отдан приказ разогнать демонстрацию на Знаменской площади, Колесов выступил перед полком, заявив, что срубит голову любому, кто посмеет пойти против рабочих. За это Военно-полевой суд отправил Колесова на каторгу. Социалистическая революция освободила Колесова, и он вернулся на родину. 29 мая 1918 года на общем собрании граждан станицы Иловлинской Колесов создал из фронтовиков красный Иловлинский казачий полк, который вошел в состав Камышинского укрепрайона. В январе 1919 года этот полк влился в кавдивизию Буденного. Колесов занял должность командира 3-й бригады 6-й кавдивизии Первой конармии. Верой и правдой Иван Петрович Колесов, кавалер двух орденов Боевого Красного Знамени, служил советской власти на фронтах Гражданской войны. Но совесть его взбунтовалось, когда он побывал в тылу.

Первый серьезный конфликт с властью Советов у комбрига возник осенью 1920 года. Тогда Буденный командировал его на Дон для набора добровольцев. Прибыв в родные места, Иван Петрович стал наводить свой революционный порядок, разгоняя продотряды и избивая местных бюрократов.

«Колесов был в Желтухино, всячески выражаясь по адресу Советской власти, ругал коммунистов. И все сопровождал площадной бранью», – докладывал властям сексот (секретный сотрудник). По его словам, Колесов заявлял: «Коммунистов всех перевешаю, которые отбирают хлеб, яйца и масло». В Александровке на собрании граждан комбриг прямо предложил казакам уничтожать коммунистов. Власти попытались арестовать Колесова, но опоздали. Он отбыл на фронт.

В штаб Первой конармии ушел приказ:

«найти Колесова, арестовать и доставить его под надежным конвоем в ВЧК в Москву. Но из штаба ответили: Колесов уволен со службы в бессрочный отпуск. В начале февраля он отбыл на родину в станицу Иловлинскую.»

Утром 7 марта Колесов и его соратники восстали против Советской власти. Мятежники выступили из Желтухина в станицу Иловлинскую. По пути они расстреляли захваченных чекистов и милиционеров, которые прибыли на хутор, чтобы арестовать Колесова. Прибыв в Иловлинскую, мятежники направились в Нардом (Народный дом). Здесь проходил съезд Советов шести станиц: Иловлинской, Качалинской, Трехостровской, Сиротинской, Ново- и Старогригорьевской. Председательствовал В. В. Брехов, лидер Нижне-Чирского окружного комитета РКП(б). Обсуждалась проблема своевременного выполнения продразверстки. Колесов прошел на сцену, поздоровался со стариками, представился, обвинил местных коммунистов в грабежах населения. Затем он арестовал Авилова как дезертира, и застрелил в президиуме Брехова, который попытался его защитить. Мятежники вывели Авилова во двор. Там Колесов его всенародно избил и застрелил. Попытка мятежников привлечь станичников в свои ряды не удалась. Казаки разошлись. Мятежники до позднего вечера запрещали участникам съезда расходиться. Колесов в это время общался с руководством съезда «за чашкой чая» в доме своей сестры. Вскоре коммунистов отпустили. На следующий день мятежный отряд покинул станицу.

Колесов попытался поднять восстание в родном округе. В районе хутора Ширяевский и станции Липки он производил мобилизацию казаков, реквизировал имущество советских хозяйств и коммун. К 11 марту в рядах повстанцев насчитывалось до 150 конных и пеших бойцов. В штабе повстанцев оказались также и бывшие сослуживцы Колесова. В станицах Ново- и Старогригорьевской, а также в хуторах станицы Иловлинской был объявлен приказ начальника дивизии запаса Колесова от 9 марта 1921 года: о мобилизации мужчин 18 — 40 лет. «Мы будем бороться против разверстки, против грабежа, учиненного коммунистами <…> Да здравствует свобода печати, свободная торговля <…> Да здравствует власть трудового народа», — говорилось в приказе.

Колесовцы попытались совершить налет на станцию Липки, но были отбиты огнем бронепоезда. Повстанцы направились на восток к реке Иловля. Пройдя через село Солодча, пошли вверх по течению реки и 12 марта заняли село Каменный брод. 13 марта колесовцы врываются в Ольховку. Бой на улицах деревни длился около 5 часов. Повстанцам противостоял отряд ЧОН (частей особого назначения), состоящий из 45 местных коммунистов и 10 комсомольцев. В ходе боя было убито 4 мятежника, 11 – ранено. Среди убитых был Алексей, брат Колесова. Чоновцы не выдержали напора и без потерь отступили к селу Гусевка.

14 марта красноармейцы выбивают повстанцев из Ольховки. Около 50 колесовцев погибло. Несколько партизан взято в плен. Из Ольховки мятежники идут в северном направлении вверх по течению реки Ольховка. После неудачного боя с правительственными частями у села Гурово они отступили с потерями к деревне Попково (Попки). В ходе боев отряд партизан потерял больше половины бойцов. Впрочем, в районе хутора Нижние Коробки повстанцев ждало пополнение. После непродолжительного отдыха колесовцы вновь меняют направление и движутся на восток в сторону Камышина, занимая деревни Коростино и Петрушино.

19 марта 40 всадников Колесова перешли на левый берег Волги (между деревнями Кислово и Солодушино) и направились на юго-восток в район Александровки. По другим сведениям переправа состоялась 16 марта. В то же время начальник Донской областной рабоче-крестьянской милиции отрапортовал начальству, что банда Колесова ликвидирована и «снята с учета». Другое мнение было у военспецов оперативного управления Заволжского военного округа. Опасения начальника управления о том, что мятежный комбриг попытается соединиться с заволжскими партизанами есаула Носаева и дезертира Еркина, подтвердились. В конце марта произошло слияние отрядов инсургентов. Колесов «принял общее командование носаевскими бандами».

С приходом в заволжские степи Колесова, опытного боевого командира, действия носаевцев становятся более решительными, частыми и продуманными. До прихода колесовцев носаевцы нападали в основном на мелкие населенные пункты. Под началом же бывшего комбрига объединенные силы партизан планируют нападения на волостные и уездные центры. Так, первой совместной операцией объединенного отряда Колесова-Носаева стал налет 3 апреля на село Старый Эльтон. Спустя два дня, совершив рейд в 110 км, они неожиданно штурмуют Быково. Здесь партизаны произвели «полный разгром»: были разграблены райпродком и совучреждения, взят телеграфный аппарат, увезен инвентарь совучреждений. В погромах участвовали и Быковские обыватели. Они расхищали керосин и прочие товары Райпродукткома и Единого потребительского общества (ЕПО). Партизанами была «захвачена почта, перевозившая 500 млрд. рублей». Эти деньги мятежники затем разбрасывали по улицам села. Правда, за проявленную повстанцами щедрость селянам пришлось расплатиться сотней голов крупного рогатого скота. Как отмечали очевидцы, «среди бандитов есть 50-ти летние старики – жители степей». 6 апреля объединенный отряд партизан покинул Быково, прихватив с собой семь коммунистов и совработников. В плену у повстанцев оказались также захваченные милиционеры, служащие почты и конвой, сопровождавший почту с деньгами. Двух коммунистов партизаны расстреляли в Быково, еще четверых в хуторе Паничкин. Уходя из Быково, носаевцы ворвались в коммуну «Правда», расположенную в 12 верстах восточнее Верхних Балыклей. У коммунаров отняли скот, семена, земледельческие орудия и одежду. Избив коммунаров и зарубив заведующего партизаны ушли на восток в сторону Солдатских хуторов.

В заволжские степи была направлена карательная экспедиция. Утром 8 апреля в Быково из Царицына на пароходе «Аскольд» прибывает рота курсантов (150 штыков и 15 сабель при трех пулеметах) под руководством чрезвычайно-уполномоченного по борьбе с бандитизмом губчрезвычкома, члена президиума губисполкома Твердохлебова. В середине апреля карателям удалось уничтожить часть повстанцев и вернуть захваченное имущество. В то же время сводный отряд партизан потерпел поражение и при нападении на станицу Кайсацкую.

В начале мая колесовцы-носаевцы начинают скапливаться вокруг Ленинска. «Ежедневно назойливо показывается бандитская конная разведка, — докладывал 18 апреля составитель оперативной сводки №74. – Бандиты задерживают и проверяют всех проезжающих в районе Ленинск – Заплавное – Средняя Ахтуба». «Ожидается налет на Ленинск», — значится в сводке. 25 апреля один из отрядов носаевцев предпринял дерзкое нападение на село Колобовка, расположенное в 18 верстах восточнее Ленинска. Здесь были схвачены и убиты начальник городской милиции Ленинска Ермолаев и секретарь исполкома Соловьев. Но планам захвата Ленинска так и не суждено было осуществиться. Неожиданно главные силы партизан уходят в киргизские (казахские) степи. Партизаны появляются вновь восточнее Николаевска в начале мая, но колесовцев среди них уже нет. Они вернулись на родину, ведомые израненным командиром. С 16 по 31 мая мятежники оперируют в районе Лозовое — Малая Ивановка — Солодча – Александровка. Отряд не велик — 12 бойцов. В июне он распадается. Вскоре Колесов остался один. Днем он прятался в пойме реки Ширяй. Ночевать скрытно приходил к жене в хутор. На него вели охоту отряд Царицынских чекистов и станичный отряд ЧОН. Их действия вскоре увенчались успехом. Колесов был ранен. Истекавший кровью герой гражданской войны сложил оружие и сдался на милость карателей. Из Лога его поездом отправили в Царицын. По дороге у станции Гумрак Иван Петрович Колесов скончался. Место захоронения мятежника неизвестно.