Общество с точки зрения отношения к войне. Помимо персональных судеб, так или иначе сложившихся под влиянием военных конфликтов, можно говорить о различных слоях общества, очень по-разному относящихся к самому феномену войны.

Социальные группы различаются по количеству и по статусу, но все они — неизбежные части общества

Для их определения выделим два параметра:

  1. степень воинской подготовки (“профессионализм”);
  2. степень заинтересованности в боевом столкновении (“активность”).

Введем три степени профессионализма:

  1. слабо обученные;
  2. профессиональные воины;
  3. военная элита.

Есть три степени активности

  1. не стремящиеся к столкновениям;
  2. готовые к военным столкновениям, но предпочитающие обходиться без них;
  3. заинтересованные в вооруженных конфликтах.

Гражданин – под этим термином в данной статье будем понимать человека, применяющего оружие только в целях самозащиты (или защиты своих близких, своего имущества и т. п.).

Солдат – человек, для которого воинская служба является образом жизни, в том числе – источником средств к существованию. Иными словами – это профессия (возможно, временная). Кроме того, будем относить к данной категории только тех профессиональных военных, чьим основным делом является рутинная служба, за жалование, а не, например, за часть военной добычи.

Воин-специалист – солдат, подготовленный для выполнения отдельных задач, отличных от задач воинского большинства. В качестве примера приведем арбалетчиков, современных снайперов, генуэзских воинов с двуручными мечами. Специфика их задач требует от них особых качеств (навыков, физических характеристик), при этом они полезны только в своей области и не слишком универсальны.

Профессионал – очень хороший воин, пригодный для выполнения широкого круга задач, характеризующийся не только высокой моралью, но и отличными боевыми навыками, а потому представляющий из себя серьезную боевую единицу.

Разбойник – человек, использующий оружие для грабежа, тот, кто получает средства к существованию напрямую через боевые действия, тот, кто мотивирован победой, а не выполнением приказа.

Аристократ – воин, для которого оружие является в первую очередь атрибутом, неотъемлемой частью статуса, тот, кому быть воином суждено по рождению и воспитанию.

Элитный боец — человек, прошедший специальную военную подготовку. Современный спецназ, воин княжеской дружины, шведский драбант и им подобные.

Мастер – человек, чье боевое искусство самодостаточно, тот, для которого оно является образом жизни. Идущий по пути Воина. Конечно, нет смысла говорить значительном количестве таких людей — их единицы. Но влияние подобных людей на общество порой бывает весьма весомо.

Разумеется, приведенное деление – условно, можно привести множество примеров пограничных ситуаций, но данная классификация позволит нам расставлять акценты, выявлять существенное и отбрасывать маловажное.

Перейдем к обсуждению приведенной таблицы.

“Желание сражаться”

Кроме очевидного роста эффективности при движении “снизу вверх”, наблюдается столь же явственный, хотя и не столь очевидный, рост боевой эффективности при движении “слева направо”, в сторону роста активности.

В ряде случаев параметр “активность” может даже превалировать над параметром “профессионализм”. Приведем примеры.

  1. Испанская армия в XVI веке совершает чудеса, сражаясь со всей Европой, Турцией, африканскими племенами, американскими аборигенами.

В Северной Африке ее профессионализм (родившийся из Реконкисты) столь убедителен, что немногочисленные поражения являются следствием чудовищного перевеса сил. В Новом Свете соотношение 1:10 считается нормой. В битве при Павии и других битвах эпохи испанцы смотрятся не хуже, чем, например, швейцарцы, находящиеся на пике своей славы. Мы видим солдат, отличающихся высоким профессионализмом, а кроме того — высоким моральным духом, стремлением к поднятию престижа и благосостояния Испании.

Но через 100 лет испанская армия уже не та. Испания давно не получала новых земель, смысл войн — скорее удержание территорий. При этом есть ли дело уроженцу Кастилии до нидерландских болот? Знать беднеет, давая прекрасных солдат для армии (вспомним непобедимые испанские терции), но сам процесс явно указывает на ухудшение внутренней ситуации. А в Новом Свете группы маргиналов (смотри на схеме “Разбойник”) грабят испанцев с завидной регулярностью. Еще бы: “Солдат” получает жалование, а не долю золота, которое все достается знати. “Солдат” не жаждет боя, пират же видят в набеге единственный путь к пристойному существованию. Результат — предсказуем.

  1. Рыцарство.

Когда-то грозная сила, в XV веке начинает все больше и больше сдавать позиции. Прекрасная боевая выучка с одной стороны сочетается с отсутствием гибкости с другой. Рыцари (в этот момент — “Аристократ” в нашей таблице) воспринимают войну как игру, развлечение. Тяжелые доспехи призваны не дать рыцарю умереть, боевая эффективность отходит постепенно на второй план. Если мы сравним рыцарей этого периода с самураями эпохи Мэйдзи, будет видна разница. В Японии многие самураи быстро перешли на новейшие типы вооружения и способы ведения войны. Блеск их военных операций в последнюю в их истории войну свидетельствует о том, что их подход к военному делу соответствует Пути Воина (“Мастер” в нашей таблице). А Карл Смелый (знаменитый король Бургундии) проигрывает обычным регулярным войскам. Раз за разом. Это не случайно. (Сравните взаимное расположение “Профессионала” и “Аристократа” в таблице).

Другие примеры также могут проиллюстрировать данную схему.

Таким образом, мы можем выделить один из ключевых факторов победы. Он — не единственный, но порой — важнейший. Именно здесь кроется проблема длительных войн на чужой территории. Если профессионализм солдат с обеих сторон конфликта растет одновременно (возможно, не одинаково, но одновременно), то мотивация у людей, сражающихся за чужие территории, постепенно падает, а у защищающих свою землю чаще всего растет, степень их заинтересованности переходит в крайний правый столбец, что делает их очень опасными противниками.

“Состояние мира”

Вторым аспектом, который мне хочется выделить, является реакция на состояние мира. С нижней строкой таблицы очевидно — ее представители заинтересованы в мире. Даже преступники (воры, мошенники, аферисты) в эпоху относительного мира живут куда лучше, чем в состоянии тотальной войны. Зона боевых действий — не самое любимое их место. Не то во второй строке. Бандитизм в мирное время рано или поздно искореняется, профессиональных солдат нужно немного, престиж воина — падает все ниже и ниже (что мы могли наблюдать воочию в поздний советский период). А вместе с престижем уменьшается денежное содержание. Да и смысл существования воина в мирное время ставится под сомнение им самим. Средняя строчка — люди, заинтересованные в войне. Живущие войной. И страдающие в мирное время. А заодно — порождающие вокруг себя неприятности. История знает множество военных переворотов, совершенных бездействующей армией.

Ну и, наконец, верхняя строка таблицы. У людей, относящихся к ней, особое отношение к войне. Для аристократов война зачастую является средством решения своих вопросов. Продолжением политики. Рыцари, самураи, князья, скандинавская средневековая знать — все они стоят НАД войной. Военная элита — всегда востребована. Сколь бы мирной не была жизнь, существует охрана правителей, спецоперации, разведка и контрразведка — супербойцу всегда найдется дело и кусок хлеба. Даже когда все спокойно, общество таких людей уважает, власть старается держать к себе ближе. И, наконец, “Мастер”. Человек, посвятивший себя войне. К вооруженному противостоянию он готовит себя всю жизнь. У него не будет посттравматического синдрома. Он способен найти себе применение — военное или гражданское. Потому что он готовится к этому с детства.

Люди, относящиеся к верхней строчке таблицы, не страдают от отсутствия войны. И на войне они органичны, поскольку готовы к ней и видят в ней смысл. Они НАД войной. Более того, именно они формируют моральные доминанты общества. Именно они являются образцами для подражания остальных частей населения.

Сделанные простые выводы могут помочь яснее взглянуть на многие проблемы, связанные с войной.