Проблемы репатриации украинских военнопленных с территории Германии в 1918-1922 годах. Во время Первой мировой войны более 1,5 млн. российских солдат и офицеров оказалось в германских лагерях для военнопленных. Украинцев среди них было не менее 100 тысяч.

Репатриация их началась после заключения Украинской Народной Республикой сепаратного мира с Центральными державами (9 февраля 1918 года), причем, как отмечает О. С. Нагорная, украинцы стали «первой группой русских подданных, которые в результате заключения мира испытали на себе облегчение условий содержания в лагерях и рабочих командах», а также выборочное досрочное освобождение.

Украинские военнопленные с самого начала Великой войны считались существенным элементом германской геополитической концепции, нацеленной на ослабление Российской империи, отделение от нее национальных окраин и превращение их в буферные квазинезависимые государства.

Многие украинские эмигрантские организации, среди которых следует выделить Союз Визволення України (СВУ), рассматривали Германию и Австро-Венгрию в качестве гаранта будущей независимости Украины и, поддерживая стратегию Берлина на «ослабление Российской империи путем стимулирования  национально-освободительных  движений»,  проводили в лагерях для военнопленных информационно-просветительскую работу, направленную на распространение среди пленных идей сепаратизма.

Пленные могли использоваться и использовались сначала как трудовой, а затем и как военно-диверсионный ресурс, что стало особенно важно после возникновения независимого украинского государства и заключения им мира с Центральными державами. В 1918 году в украинских лагерях Зальцведель, Раштатт, Вецлар, началось формирование так называемых «синих дивизий» («синежупанников») — частей армии УНР.

Репатриацией пленных украинцев занималась созданная в июле 1918 г. Украинская Военно-санитарная комиссия по делам военнопленных в Германии

Таким образом, хотя украинцы и пользовались особым вниманием германских властей, их возвращение на родину растянулось на долгие годы: из-за революций в странах Четверного союза, советско-польской войны и политических игр репатриация не закончилась и к 1922 году, «массовой планомерной эвакуации из Германии организовать не удалось». Репатриацией пленных украинцев занималась созданная в июле 1918 г. Украинская Военно-санитарная комиссия по делам военнопленных в Германии (Військово-санітарна комісія для справ військовополонених у Німеччині). Однако деятельность ее была малоэффективна.

Комиссия была недоукомплектована (изначально в ее составе был лишь один знавший немецкий язык сотрудник) и лишена средств даже на то, чтобы выехать на место службы. В течение нескольких месяцев она не могла найти общий язык с украинским посольством в Берлине. У нее отсутствовала постоянная связь с Киевом, из-за чего необходимые решения по вопросам репатриации принимались с огромными задержками.

С немецкой стороны необходимая помощь также отсутствовала из-за политического и экономического кризиса. Единственное, что могла сделать Военно-санитарная комиссия – это помогать пленным деньгами, одеждой, обувью, продуктами питания и лекарствами, организовывать их досуг. За два года ее работы только три лагеря были репатриированы полностью.

В 1920 году УНР фактически прекратила свое существование, что обусловило прекращение деятельности ее дипломатических, правительственных и военно-санитарных организаций. Потеря Германией интереса к «украинскому вопросу» как инструменту давления на Москву и переход к сотрудничеству с Россией выразились в передаче весной 1921 года оставшихся украинских лагерей отделу при российском бюро в Берлине.

Часть украинских военнопленных осела в Германии и сопредельных странах

Репатриация украинцев советскими органами осуществлялась в соответствии с постановлениями «О призыве в Красную Армию всех бывших офицеров, возвратившихся или возвращающихся из плена» (29 апреля 1919 года) и «Об установлении системы политической карантинизации всех въезжающих в Россию и на Украину контингентов» (4 мая 1921 года), цель которых заключалась в выявлении политически опасных лиц и использовании «благонадежных» в качестве военного резерва. При этом многие репатриированные, пройдя спецлагеря, вливались в антисоветские воинские формирования. Часть украинских военнопленных осела в Германии и сопредельных странах, став важным элементом диаспоры ХХ века.

Итак, репатриация украинских военнопленных в исследуемый период являлась важным фактором и внутренней и международной политической жизни Германии, УНР, затем – советской России. Использование пленных как военного и трудового резерва было составной частью политической стратегии этих государств, что обусловило сложность репатриационного процесса.