Дела о защите прав человека до момента его рождения. Вопрос о том, с какого момента человек подлежит правовой защите, является на сегодняшний день одним из самых актуальных. Законодательство разных стран в данной области существенно различается. Существует большое количество различных мнений на этот счет. Большинство ученых придерживается позиции, согласно которой «жизнь человека начинается с оплодотворения яйцеклетки»; «жизнь эмбриона — это реальная данность, которая должна обосновывать… правовую защиту»; «начало жизни должно определяться с момента зачатия»; «биологическая жизнь восходит своим началом к эмбриональному состоянию человеческого организма…, социальная жизнь человека начинается с момента его рождения», «жизнь человеческого эмбриона обладает… той значимостью, которая дает основание для ее защиты…».

Е.В. Перевозчикова и Е.А.Панкратова предлагают внести в ст. 20 Конституции РФ следующее: «Государство гарантирует охрану человеческой жизни с момента зачатия». По их мнению, «конституционное закрепление права на жизнь человеческого эмбриона с момента зачатия может рассматриваться в качестве базы для правового регулирования репродуктивных прав человека, правомерного использования человеческих эмбрионов для научно-исследовательских и терапевтических целей. Более того, данное конституционное положение закрепит право на жизнь как абсолютную ценность, и будет способствовать формированию гуманного и морально оправданного отношения к человеческому эмбриону в современном российском обществе».

По мнению Н.Н.Федосеевой и Е.А.Фроловой наиболее удачным будет признание за эмбрионом правосубъектности после 12 недель внутриутробного развития. «Во-первых, на данном этапе эмбрион приобретает человеческий облик и становится жизнеспособным, во-вторых, производство аборта в более поздние сроки может угрожать здоровью женщины».

Зарубежные ученые солидарны с мнениями отечественных. Например, К. Гробстейн в качестве критерия определения возраста, с которого эмбрион можно рассматривать как личность, предлагает учитывать его способность реагировать на раздражение или причиняемую ему боль, что проявляется у 6-8-недельного эмбриона. М.Хоран, однако, считает неправомочным принимать за существенный критерий реакцию зародыша на раздражение, так как он предполагает, что бессознательное состояние и нечувствительность к боли не могут служить основанием для отказа в защите прав личности.

Между тем представители другой точки зрения, Н.В.Кальченко, М.Н.Малеина, Г.Б.Романовский полагают, что, «несмотря на то, что зачатый ребенок в будущем может стать субъектом права, вряд ли следует рассматривать его в качестве обладателя правоспособности и других прав еще до рождения. Субъективные права могут возникнуть лишь у реально существующего объекта». По нашему мнению, точки зрения данных ученых, следует принять во внимание, так как они являются наиболее целесообразными, поскольку эмбрион неразрывно связан с матерью и в данном случае именно она решает судьбу своего плода.

В Конституции Ирландии, а именно в абз. 3 п.3.1 ст. 40, прямо указано, что государство признает право на жизнь нерожденного и равное право на жизнь матери. В Ирландском законе о защите жизни во время беременности (Protection of Life During Pregnancy Act 2013) указано, что в случае, если есть риск потери женщины во время родов и, если этот риск может быть предотвращен только путем проведения медицинской процедуры, она может подать заявление в предписанной форме Исполнительному органу для рассмотрения соответствующего решения. В случае, если Исполнительный орган, завершил рассмотрение соответствующего вопроса и вынес решение, то в письменной форме должен сообщить о своем решении заинтересованному лицу – матери либо лицу, действующему от ее имени.

Согласно Основному закону Венгрии, жизнь зародыша защищается с момента зачатия (глава «Свобода и ответственность», ст. 2). Согласно Венгерскому закону о защите жизни плода (1992. évi LXXIX. Törvény a magzatiéletvédelméről), если специалист интервенционной организации определяет, что беременность превысила время, указанное в настоящем Законе, или если вмешательство серьезно угрожает здоровью женщины, она отказывается это делать. В этом случае беременная женщина может запросить профессиональный осмотр.

В статье 15 Конституции Словакии, также сказано, что «каждый имеет право на жизнь и человеческая жизнь достойна охраны еще до рождения». В законодательстве Словацкой Республики нет правовых норм, которые бы применялись исключительно для положения человеческого плода. Однако в Законе об искусственном прерывании беременности (Zákon č. 73/1986 Zb.ZákonSlovenskejnárodnejrady o umelomprerušenítehotenstva) указано, что женщина вправе письменно запросить искусственное прерывание беременности врача медицинского учреждения, в соответствии с местом ее постоянного проживания или места работы, или школы. Если врач не находит условия для искусственного прекращения беременности, женщина может в течение трех дней письменно обратиться к директору медицинского учреждения с просьбой рассмотреть его заключение, который должен рассмотреть заявку в течение двух дней с момента ее доставки. Если директор медицинского учреждения не установил условия для искусственного прекращения беременности, он должен письменно известить об итогах обзора, который является окончательным.

Также следует обратить внимание на Декларацию прав ребенка, в преамбуле которой принимается во внимание, что «ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в надлежащей правовой защите, как до, так и после рождения».

В настоящий момент положение эмбриона в Российской Федерации носит неопределенный характер. Нет каких-либо нормативно-правовых актов, которые бы конкретно закрепили правовой статус эмбриона, РФ руководствуется лишь международными актами.

Ст. 56 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» устанавливает такие положения правомерности искусственного прерывания беременности, как желание беременной женщины при соблюдении условия информированного согласия и срока беременности до 12 недель; социальное показание в виде совершенного в отношении беременной женщины преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ (изнасилование), при сроке беременности до 22 недель, а также медицинские показания на любом сроке беременности. Статья 56 СК РФ закрепляет возможность самостоятельного принятия женщиной решения сохранения или прерывания беременности. А какие права в данном случае имеет отец будущего ребенка? Как мужчине, для которого этот ребенок является желанным, воспрепятствовать проведению аборта? Пункт 1 ст. 1 СК РФ провозглашает: «Семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства». Также СК РФ закрепляет равенство прав родителей в отношении своих детей. Однако эмбрион еще не ребенок, поэтому данное правило не действует, а это значит, мужчина не может воспрепятствовать проведению аборта. Каковы перспективы подачи отцом ребенка иска о запрете прерывания беременности?

Идеи закрепления правоспособности человека до рождения, с момента зачатия, имплантации эмбриона, в зависимости от определенной стадии внутриутробного развития дискуссионны, такой подход порождает коллизии с точки зрения института процессуальной правоспособности.

Согласно п. 2 ст. 17 Конституции РФ основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. В Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в п. 1 ст. 49 указано, что моментом рождения ребенка, считается его отделение от матери. Как уже указывалось выше, предположим, что защита прав человеческого зародыша начинается с 12-недельного утробного развития, поскольку именно эту точку зрения мы придерживаемся больше. Встает вопрос, в каком порядке должна защищаться еще нерожденная жизнь, в каких случаях она подлежит защите, и кто вообще вправе подать иск в ее защиту?

Предположим, законодатель установил защиту прав еще не родившегося ребенка с 12-недельного внутриутробного развития, поскольку именно по достижению этого срока женщина официально ставится на учет соответствующими органами. Кто будет истцом в гражданском процессе в различного рода ситуациях, требующих защиты плода?

В соответствии с п. 1 ст. 3 ГПК РФ, заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных прав, а ст. 56 СК предусматривает право ребенка на защиту, соответственно будем предполагать, что защищать права эмбриона будем в судебном порядке. Сам он не может обратиться за защитой своих прав – это очевидно. В гражданском законодательстве предусмотрено, что защита в суде осуществляется родителями или лицами их заменяющими, а в случаях, предусмотренных законом, органом опеки и попечительства, прокурором и судом. Что касается прокурора, то в ст. 45 ГПК РФ в защиту прав и законных интересов он вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в процесс с целью дачи заключения. Считаем, что несмотря на всю загруженность прокуроров, защита прав человека до момента его рождения, не будет обременением в таких случаях, поскольку речь здесь будет идти не просто о защите прав, а о защите еще нерожденной жизни. В п. 2 приказа от 26 апреля 2012 г. № 181 указывается, что для дачи заключения по делам, перечисленным в законе, прокурор вправе вступить в процесс на любой его стадии. Из всего вышесказанного, будем считать, что позиция прокурора в судебном разбирательстве будет одной из ключевых.

Получается, что главным случаем защиты прав эмбриона будет такой случай, когда жизнь и телесная неприкосновенность эмбриона будет непосредственным объектом правоотношений.

Исходя из вышенаписанного, в целях защиты эмбриона предлагаем внести изменения в законодательство РФ следующими положениями: п. 2 ст. 17 Конституции РФ: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому с 12-недельного утробного развития», п. 1 ст. 20 Конституции «Каждый имеет право на жизнь. Государство гарантирует защиту прав эмбриона», статью 37 ГПК дополнить «Права, свободы и законные интересы нерожденного ребенка защищают в процессе их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом», ч. 3 ст. 45 ГПК после слов «прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам» дополнить словами «о защите прав, свобод и законных интересов нерожденного ребенка», далее по тексту.