Одним из элементов многоаспектного механизма социальной поддержки семей, имеющих детей, является предоставление им возможности получить государственную поддержку за счет средств федерального бюджета в виде материнского (семейного) капитала в случае рождения второго и последующих детей.

Направленную на создание условий, обеспечивающих семьям — участникам программы достойную жизнь, программу по прошествии -летней реализации можно признать едва ли не самой удачной из всех подобных социальных затей государства.

Именно поэтому, в общем, ничего, кроме положительной оценки (впрочем, как и любая дополнительная социальная помощь населению), она не заслуживает. При этом практика применения свидетельствует о том, что она отнюдь не лишена недостатков и просчетов, уменьшающих эффективность и приводящих к неоднозначному пониманию ее регулятивных норм.

Самым популярным является направление материнского капитала на улучшение жилищных условий.

При покупке или строительстве жилья с использованием средств материнского капитала следует помнить о необходимости оформления права собственности на приобретенное жилье в долевую собственность всех членов семьи, включая детей. Однако, предоставляя право выбора направления использования меры социальной поддержки, законодатель не в полной мере предусмотрел гарантии защиты прав детей, в связи с рождением которых указанные меры были предоставлены.

Представляется, что одними из наиболее уязвимых положений являются, правило, согласно которому по соглашению определяется размер доли в общей собственности, приобретенной с использованием средств материнского (семейного) капитала. Связано это с тем, что в Законе нет ограничения на размер каждой доли, это остается на усмотрение владельца сертификата и членов его семьи.

Но важно добавить, что при невыполнении обязательства выделения долей детям, кроме принуждения сделать это в судебном порядке, возможным последствием является признание сделки купли-продажи жилого помещения недействительной с условием двусторонней реституции. Одновременно это подразумевает и возврат в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы, затраченной с материнского сертификата для покупки жилья.

Как отмечают М.Н.Бронникова, Н.М. Савельева: «Основными вопросами, которые вызывают трудности в правоприменительной практике, являются вопросы о возможности определения доли (долей) ребенка (детей) при разделе недвижимого имущества до снятия с последнего обременения и расчете размера этой доли (долей)».

  • юридической литературе встречаются предложения о целесообразности установления запрета «на раздел и отчуждение долей сособственников до приобретения полной дееспособности всеми сособственниками», однако вряд ли можно поддержать это мнение, поскольку такие нормы будут ограничивать право собственности других дееспособных сособственников.

Кроме того, имеет смысл как-то нормировать долю детей во избежание ущемления их интересов, как это предлагает В. Михайлов, либо сразу определить доли всех сособственников как равные, за исключением случаев, когда дееспособные члены семьи готовы уменьшить или вовсе отказаться от своих долей в пользу несовершеннолетних, как это предлагает сделать М.В. Матвеева, либо можно предложить законодателю вовсе отказаться от упоминания соглашения, ибо, как вытекает из п. 1 ст. 245 ГК РФ, если доли участников общей долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

Это было бы более справедливо и исключило бы возможность злоупотребления родительским авторитетом в ущерб интересам детей. К тому же это избавило бы от необходимости разрешать коллизию заключения соглашения представителя несовершеннолетнего, каким является родитель, фактически «с самим собой», что нормами п. 3 ст. 182 ГК РФ по общему правилу не допускается.

Между тем, как отмечает О. Мун, контроля за выполнением процедуры оформления доли на детей в настоящее время не существует, большинство родителей не выделяют долю на детей, чтобы можно было без проволочек продать жилье. Регулярный контроль никто не осуществляет, но эпизодический контроль, видимо, все же имеет место, судя по тому, что сообщает пресса. Так, М.А. Харламова описывает случай, когда мать оформила на себя жилой дом, приобретенный за счет средств МСК, чем нарушила права несовершеннолетней дочери. Только по иску прокурора за малолетней было признано право собственности 3 . На наличие соответствующей судебной практики указывают и другие исследователи.

Итак, сложившаяся в законодательстве и на практике ситуация показывает, что достижение чуть ли не самой важной цели законодателя при распоряжении материнским капиталом на улучшение жилищных условий — обеспечение прав детей на жилье в последующем — отдано исключительно на откуп родителям, среди которых время от времени встречаются не совсем добросовестные личности.

Во избежание связанных с этим угроз интересам детей представляется целесообразным законодательно определить минимально возможную долю в праве общей собственности на жилое помещение, выделяемую детям, пропорциональную сумме использованного материнского капитала по отношению к общей стоимости приобретенного помещения.

Статья на тему доли детей в праве собственности на жилые помещения