Правовое пространство трудно представить без существования оценочных понятий, своеобразие которых выражается в определенной степени абстрактности и гибкости их содержания. Это позволяет правоприменителю учитывать при разрешении дела все обстоятельства правового конфликта.

Юридической науке существует несколько позиций к определению данного явления. Так, А.А. Малиновский определяет оценочные понятия как «обобщение явлений процессов правовой действительности, которые фиксируются в законодательстве посредством указания лишь наиболее общих признаков явления или процесса»

В свою очередь Я.М. Брайнин даёт следующее определение таких понятий: «не конкретизированные законодателем и уточняемые при применении уголовного закона».

Т.В. Кашанина указывает, что оценочное понятие – это выраженное в норме права положение (предписание), в котором закрепляются наиболее общие признаки, свойства, качества, связи и отношения разнообразных предметов, явлений, действий, процессов, детально не разъясняемое законодателем, с тем, чтобы оно конкретизировалось путем оценки в процессе применения права и позволяло осуществлять в пределах зафиксированной в нем общности индивидуальную поднормативную регламентацию общественных отношений.

Следует обратить внимание на схожесть, названных определений, из чего вытекает ряд признаков, использование которых позволит выявить оценочное понятие в законодательстве. К числу таких признаков относятся: абстрактность содержания, необходимость в оценке понятия с учётом фактических обстоятельств субъектом правоприменения при разрешении казуса, а также возможность выбора между несколькими альтернативами. Последний признак предполагает предоставление правоприменителю дискреции для должностных лиц, либо усмотрения свойственного для судей.

Практика применения оценочных понятий субъектами права вызывает серьёзные беспокойства, надлежащее правоприменение зависит от качества нормативного материала. В случае образования неопределенности в правовой материи незамедлительно возникают противоречия, подрывающие системность действия, в том числе единство применения законодательных положений. В связи с этим возможны случаи, при которых отягощенные оценочной категорией нормы, не имеют реального регулирующего воздействия, что влечёт за собой образование так называемых «мёртвых норм». Кроме того, употребление терминов и категорий оценочного характера ведёт к юридико-лингвистической неопределенности, что выступает предпосылкой противоречивых истолкований, произвольного применения соответствующих норм, и соответствующих коррупционных проявлений.

В настоящее время существует несколько способов, которые по мере возможности разрешают проблему реализации оценочных понятий. Одно из возможных решений предполагает разработку и утверждение различных ведомственных правил, инструкций, методических рекомендаций, содержащих правовую характеристику соответствующих положений, нередко со ссылками на акты судебной практики. Основная цель указанных актов сводится к наполнению понятия недостающим, уточняющим содержанием необходимого для правильного применения нормы, а также формированию единого подхода к применению. Примером может послужить утверждение директором Федеральной службы судебных приставов «Методических рекомендаций по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных статьей 157 Уголовного кодекса Российской Федерации» (далее – Методические рекомендации) в которых приводится тщательный уголовно-правовой анализ статьи 157 УК РФ, подкрепленный судебной практикой.

Судья в данных условиях лишён возможности ссылаться в мотивировочной части решения на всякого рода рекомендации и правила ведомственного характера, и руководствуется при этом лишь собственным судейским усмотрением, на которое влияет совокупность определённых факторов. В связи с чем в условиях обеспечения субъекта применения права необходимым содержанием, норма всё же может быть истолкована судом совершенно иначе, что не укрепляет единообразного применения.

Нередко в целях обеспечения единства практики применения соответствующих положений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет для судов разъяснения, которые влияют на практику применения норм. Президиум Верховного Суда Российской Федерации в свою очередь утверждает обзоры судебной практики, выражая в них свою правовую позицию.

В других случаях Конституционному Суду Российской Федерации в рамках конституционного контроля аналогично приходится преодолевать дефекты нормотворчества путём конституционного истолкования нормативного материала, посредством уточнения нормативного содержания проверяемого законоположения, а также выявления системных связей между ним и иными элементами нормативного массива. Тем самым вырабатывая для законодательной деятельности дальнейшие ориентиры.

И наконец, законодатель, выявляя противоречивое применения нормы может уточнить оценочное понятие путем внесения соответствующих изменений в нормативный правовой акт. Примером может послужить всё та же 157 статья УК РФ в которую Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ были внесены изменения предусматривающие замену «злостного уклонения» положением о «невыплате средств» с последующим разъяснением в примечании данной статьи.

Подводя итог, следует сказать о том, что жизнь многообразна и не всегда поддается юридической формализации. Тоже понятие «жестокое обращение с детьми» невозможно корректно и однозначно раскрыть на нормативном уровне. Именно поэтому нам и нужен правоприменитель, то есть лицо способное корректно сопоставить дух и букву закона, именно для этого нам нужны институты аналогии закона и аналогии права, поэтому нам необходимо ориентироваться на принципы законодательства и (или) принципы права не всегда используя исключительно позитивистское правопонимание, но при этом исходить из интегративного, которое более эффективно в случаях с применения оценочных понятий.

Статья на тему оценочные понятия в праве