В результате достижений в области биологии и медицины стало возможным применять на практике методы искусственной репродукции (воспроизведения) человека.

По законодательству РФ суррогатное материнство – это легальная процедура, которая регулируется Федеральным Законом № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», Семейным кодексом России, Основами Законодательства страны в сфере охраны здоровья.

Право каждой женщины на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона закреплено в ст. 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Правила проведения различных репродуктивных биотехнологий содержатся в документах Министерства здравоохранения РФ.

На данный момент Россия относится к числу стран с самым либеральным наименее проработанным законодательством, регулирующим вопросы суррогатного материнства. В то время, как во многих зарубежных государствах, в том числе Австрии, Германии, Норвегии, Швеции, отдельных штатах США (Аризона, Мичиган, НьюДжерси), Франции, суррогатное материнство полностью запрещено, а в иных введены очень жесткие ограничения, в том числе запрещающие оказание услуги суррогатного материнства на возмездной (коммерческой) основе (Великобритания, Израиль, Швейцария).

Если соотнести показатели по количеству проведенных процедур суррогатного материнства в России и второй сопоставимой по масштабу стране США, то выяснится, что Россия уже опережает американские штаты. По данным Российской ассоциации репродукции человека, количество детей, рожденных по программам суррогатного материнства, на 100 тыс. бесплодных жителей репродуктивного возраста в России составляет на 40 процентов больше, чем в США. И этот рынок продолжает расти. Вместе с тем, оказание такого рода услуг в нашей стране сейчас имеет недопустимые правовые риски.

Прежде всего, в настоящее время оказание услуг суррогатного материнства в России производится на основании обычного гражданско-правового договора, допускающего закрепление любых обязанностей и прав сторон, но не гарантирующего при этом их строгого выполнения:

Как правило, остается не проясненным, является ли рождение ребенка с патологией или случай внутриутробной смерти результатом ненадлежащего выполнения услуг и основанием для расторжения договора.

Для «передачи» ребенка от суррогатной мамы к «родителямзаказчикам» не требуется даже процедура усыновления, что еще больше выводит договор об оказании соответствующих услуг за пределы правового поля и, прежде всего, может привести к нарушению прав детей, рожденных таким способом. При этом, в соответствии с Семейным кодексом РФ (ч. 4 ст. 51) биологические родители могут забрать новорожденного из роддома только после того, как суррогатная мама даст на это согласие, что часто приводит к шантажу со стороны суррогатных матерей в отношении биологических родителей. В случае, если биологическими родителями являются граждане иностранных государств, а это происходит все чаще, права и обязанности сторон подлежат правовой регламентации еще в меньшей степени.

В целях обеспечения прав детей, рожденных с применением методов искусственной репродукции, закон (п. 3 ст. 52 СК РФ) не допускает возможность оспаривания отцовства (материнства) со ссылкой на это обстоятельство.

Например, муж, давший свое согласие на искусственное осеменение яйцеклетки своей жены с помощью донора, не вправе оспаривать свое отцовство, так как с момента зачатия ребенка он знал, что не является его генетическим отцом. Аналогичным образом суррогатная мать, которая родила ребенка и записала его на свое имя, не вправе оспаривать эту запись на основании фактов, связанных с «искусственным» зачатием ребенка.

Все права на рождённого ребёнка принадлежат суррогатной матери. Это одно из основных положений закона. Если суррогатная мать откажется передать их генетическим родителям, то оспорить это будет практически невозможно.

Так как договор об оказании услуг суррогатной матери должен основываться на действующих законах, невозможно вписать в него условия, противоречащие вышеуказанному положению. Но правильно составленный договор суррогатного материнства может и должен предусматривать такой вариант развития событий. Более того, договор также является эффективным рычагом воздействия на стороны, подписавшие его – при условии его соответствия принятым нормам и законам.

Следовательно, можно сделать вывод, что закон позволяет гибко менять условия каждого конкретного договора с целью предотвратить возможные споры и конфликты. Более того, так как ребёнок является не объектом, а субъектом семейных отношений, его интересы должны учитываться в первую очередь.

Несмотря на наличие правовой базы, институт суррогатного материнства постоянно сотрясают скандалы, связанные с тем, что родительские права на ребёнка являются предметом спекуляций в отношениях между генетическими родителями и суррогатной матерью. Для это необходимо совершенствовать законодательство Российской Федерации в области суррогатного материнства