Лингвоэкология, или иначе эколинвистика – относительно недавно возникшее в языкознании направление, которое трактует свой объект как специфическую – языковую – среду обитания человека и общества. В связи с этим язык рассматривается с позиции экологических принципов, подобно природному феномену, требующему бережного отношения со стороны человечества.

А.П. Сковородников, характеризуя эколингвистику как междисциплинарную отрасль языкознания, связанную не только с рядом лингвистических дисциплин, но и с историей конкретных народов, подчѐркивает, что предметом изучения эколингвистики «является состояние языка как сложной семиотической системы, обусловленное качеством его среды обитания и функционирования (в том числе социальными и другими экстралингвистическии факторами, влияющими негативно или позитивно на языковое сознание социума и, как следствие, на язык и его речевую реализацию) и, соответственно, способы и средства защиты языка и речи от негативных воздействий, с одной стороны, и пути и средства их обогащения, с другой».

Заметно влиявшим на русский язык экстралингвистическим фактором были политические изменения и экономические преобразования конца ХХ–начала ХХI века. К нежелательным языковым явлениям того времени учѐные относили публичное использование обесценной лексики, жаргонизацию речи, неоправданное использование иноязычных заимствований и т.д. Согласно О.Б. Сиротининой, лингвисты уже в 0-х годах стали понимать, «что сохранение среды обитания, обычно так понималась борьба с нарушителями экологии, вполне применима к речевой среде, окружающей человека».

В конце ХХ столетия лингвоэкология уделяла своѐ внимание, прежде всего, печатным и электронным СМИ, анализировала политические и публицистические выступления, то есть, тексты, возникающие в среде профессионального отношения к слову. С развитием Интернета, появлением социальных сетей общество получило коммуникативную площадку, обеспечивающую возможность публичного высказывания для каждого, не обязательно владеющего искусством слова как специалист.

По нашим наблюдениям, общение в социальных сетях становится особенно агрессивным и потому проблематичным в плане лингвоэкологии, когда ведѐтся в рамках политического дискурса. В качестве примеров рассмотрим комментарии к публикации информационного агентства «Лента.ру» в социальной сети «Фейсбук».Пост представляет собой ссылку на материал под названием «На границе с Украиной в результате нападения погиб российский пограничник». Комментарии цитируются с сохранением орфографии и пунктуации источника, обсценная лексика даѐтся в купированном виде.

Андрей О-чук: видимо в русне так хорошо, что даже не помышляют о референдумах рузьге сеют напряжѐнность по всему миру…. атака экономически слабой, но коРрупированнойи вредоносной страны.

Александр П-ский: Вы хоть пост читали? небратья? Там что сказано, что нападение с территории Украины, гражданами Украины? Одно лицо кавказской национальности, другой родом с Украины. Кобзон тоже родом с Украины, так что? Вони сколько ппц.

  • Олег К-ков: пора уже границу по Днепру провести… Александр В-ян: Нух*** себе проведи, членоголовый. AlexeyВ-еnkо: Почему только один?
  • Игорь Д-ин: Ну сходи, вальни ещѐ. Или очко жим-жим?
  • Владимир Е-ов: П***ренко, был бы ты – было бы два…
  • IrinaV-va: Дебил кастрюлеголовый, ты какой ответ ожидаешь?
  • Марат Р-евич: Alexey, ты имбецил, если что.
  • Виталий Х-евич:Скаклы всполошились. SergeiS-lov: П***сы, страх потеряли…
  • SharikovV-ris: Замочить всех наподавших
  • Макс Р-ский: Бухать меньше надо. И ползать потом где попало.

Как видим, представленныйполилог содержит элементы, проблематичные с точки зрения лингвоэкологии, культуры речи, а также правил пунктуации и орфографии. Так, высказывание Андрея О-чука полностью игнорирует правила пунктуации.

  • Нарушено правописание в случаях: «коРрупированной», «наподавших».
  • Случаи грубо-просторечной лексики: «вони»,«бухать», «очко», «замочить».
  • Оценочно-экспрессивные новообразования: «русне», «рузьге», «скаклы». Прямые оскорбления: «членоголовый», «дебил кастрюлеголовый», «имбецил».
  • Три случая обсценной лексики и еѐ производных: «х***», «П***енко», «п***сы».
  • Кроме того, один раз встречается аббревиатура, часто встречающаяся в среде интернет-общения: «ппц» (один из вариантов расшифровки – «полный пипец», что обозначает высшую степень какой-либо негативной эмоции).

Рассмотренный здесь пример не единичен в «Фейсбуке». Заметим, что, с одной стороны, социальная сеть – это закрытое пространство, не доступное для тех, кто не входит в данное сообщество. С другой стороны, это сообщество может объединять огромное количество пользователей. «Фейсбук» – крупнейшая социальная сеть, на июнь 2017 года еѐ аудитория составила два миллиарда пользователей.Общение всоцсетях стало атрибутом повседневной жизни, что предопределяет актуальность его изучения с лингвоэкологических позиций.