Вопросы спортивного отбора и  прогнозирования соревновательной успешности являются одними из самых  актуальных и сложных для решения во всех видах спорта. Шахматы не  являются исключением. 

Шахматисты  должны  обладать  высоким  уровнем  развития  интеллектуальных способностей – памяти, воображения, оперативного  мышления,  способности  к  длительной  концентрации  внимания,  интеллектуальной работоспособности и др. Вместе с тем, высокий уровень  развития данных качеств не является гарантией достижения спортивных  результатов. К настоящему времени проведены некоторые исследования,  посвященные измерению IQ шахматистов , памяти ,  влиянию опыта на уровень игры , изучению скоростных показателей  оперативного мышления.

Некоторые авторы рассуждают на тему о влиянии  таланта или средовых факторов на успех в шахматной игре (врожденного —  приобретенного) , проведены исследования активности участков головного  мозга шахматистов в процессе игры , есть данные об уровне игры  шахматистов с поражением части головного мозга после травмы (правого и  левого полушария).

Результаты проведенных исследований довольно противоречивы и  неоднозначны, а некоторые из них требуют перепроверки, так как с появлением  современного оборудования можно получить более объективные ответы на  поставленные вопросы. Так, известно, что шахматы способствуют развитию  зрительно-пространственной памяти у детей , но не подтверждена такая же  закономерность при сравнении взрослых людей – шахматистов высокой  квалификации  и  не  играющих  в  шахматы .  Дальнейшие исследования в этом направлении могут способствовать  совершенствованию системы подготовки шахматистов высокой квалификации.  В работе Н. Г. Алексеева и Б. А.

Злотника решалась проблема отбора  перспективных юных шахматистов, ими проведена оценка и проверка  отдельных  компонентов  шахматного  мастерства  с  помощью  специализированных шахматных тестов и изучение актуальных состояний  игрока. Т.е. исследование проводилось на этапе, когда работа со спортсменом  уже ведется, что, на наш взгляд, имеет ценность для выявления недостатков в  подготовке спортсмена и их устранения.  Таким образом, не уделялось до сих пор внимания выявлению модельных  характеристик шахматистов и их профессионально важных качеств, в том числе  исследованию индивидуально-типологических особенностей спортсменов  высокой квалификации с целью разработки показателей для долгосрочного  прогноза спортивной успешности.

Организация и методы и исследования. Нами был проведен  эксперимент на контингенте шахматистов высокой квалификации (3 кмс, 4  мастера – 2 женских WFM и 2 мужских FM, 3 международных маcтера (IM),  n=10). В экспериментальную группу вошли студенты и аспиранты  специализации теории и методики шахмат, РГУФКСМиТ, 5 юношей и 5  девушек, в возрасте от 18 до 25 лет. Нами использовался теппинг-тест (Е.П.  Ильин) на правую и левую руку, что позволяет дополнительно определить  коэффициент функциональной асимметрии.

Результаты исследования и их обсуждение. Анализ полученных  данных показал, что большинство испытуемых – 80% обладают стабильным  типом нервной системы (НС). У двоих испытуемых (20%) выявлен средне-слабый тип нервной системы. Не было обнаружено испытуемых с сильным и  слабым типом НС.  Результаты  шахматистов, по представленности среди высококвалифицированных спортсменов обладателей стабильного типа  нервной системы, сходны с результатами, полученными в единоборствах с  элементами ударных движений. Это можно объяснить общими требованиями и  тенденциями в спорте высших достижений. Противоборство обязательно в  любом виде спортивной деятельности (прямое либо опосредованное). Известно,  что люди со слабой НС демонстрируют более низкий уровень  стрессоустойчивости в экстремальных ситуациях.

Стоит пояснить, что  поединок между высококвалифицированными шахматистами в среднем длится  около четырех-пяти часов, иногда достигает семи часов и принятие решений  сопровождается лимитом и дефицитом времени, что предъявляет высокие  требования не только к интеллектуальным, но и личностным качествам игрока.  Таким образом, деятельность шахматистов высокой квалификации во время  партии может быть приравнена к экстремальной :

1) высокая «стоимость» (ответственность) принимаемых решений;

2) увеличение темпа деятельности (при попадании в цейтнот);

3) переработка больших объемов и потоков информации (перегрузка  информацией);

4) дефицит времени при принятии решений.

Есть научные исследования, в которых установлено, что игра в шахматы в  условиях цейтнота может привести к изменению кровообращения характерного для  стрессовой ситуации. Также известно, что шахматисты высокой квалификации  имеют склонность к заболеваниям сердечнососудистой системы как следствие своей  профессиональной деятельности.  По показателю функциональной асимметрии нам не удалось выявить  никаких закономерностей. Двое испытуемых оказались амбидекстерами (F=1,5  и 2,7), три шахматиста – на «границе» между правшами и амбидекстерами (F=  от 5,8 до 7), четверо продемонстрировали коэффициент асимметрии на уровне  F= от 8,2 до 10,6. Один из испытуемых продемонстрировал выраженную  функциональную асимметрию (F= 16,5), что более присуще другим видам  спорта (теннис, фехтование). Возможно, этот результат является артефактом.  Все шахматисты высокой квалификации, участвовавшие в тестировании  являются обладателями подвижной нервной системы.

Заключение. Таким образом, предварительно можно говорить о  следующих модельных характеристиках шахматистов по индивидуально-типологическим показателям: 80% – стабильный тип нервной системы, 20% –  средне-слабый тип; 100% – подвижная НС. Также исследование позволяет  сделать вывод, что функциональная асимметрия, диагностируемая по теппинг-тесту, не является информативным показателям для спортивного отбора в  шахматах.  Данные результаты требуют уточнения в дальнейших исследованиях и  могут быть использованы с целью долгосрочного прогноза спортивной  успешности юных шахматистов, наряду с тестированием интеллектуальных  способностей и критериально-ориентированным тестированием.