Дети традиционно считались и считаются в Китае одной из наивысших ценностей. Собственно, и сам брак заключался в традиционном Китае прежде всего с целью рождения детей. Ведь, именно рождением детей, особенно сыновей, молодой муж высказывал свою сыновнюю почтительность к предкам, именуемую “сяо”, т. к. рождение сыновей обеспечивало продолжение рода и, соответственно, отправление религиозного культа, уход за посмертными табличками предков. Кроме потребности в высоких материях, сын приносил родителям и чисто практическую пользу, т. к. с раннего детства помогал отцу по хозяйству, со временем сын становился гарантом обеспеченной старости дряхлеющих родителей, а достигнув детородного возраста, сын мог и сам продолжить фамильную линию, родив уже своих сыновей.

Следует также отметить и тот факт, что после прихода к власти коммунистов, китайцы полностью пересмотрели свои взгляды на традиционный ранний брак и традиционное раннее рождение ребенка. Согласно статистическим данным Академии Общественных Наук Китая, сегодня средний возраст вступления в брак и рождения ребенка колеблется в пределах 25 лет.

В современном Китае население, в основном, смирилось с политикой планирования семьи и вытекающей из нее политикой ограничения рождаемости. Так, за редким исключением в далеких от центра селах, количество детей до недавних реформ равнялось одному ребенку в городской семье и двум – в сельской. Однако, китайцы по-прежнему традиционно мечтают о сыне, часто пренебрегая рождением дочери. Желание непременно иметь сына в современном Китае порой доходит до нездорового стремления и принимает чудовищные формы. Достаточно часто мы можем услышать новости о похищении новорожденных мальчиков с целью их последующей продажи семьям, в которых родилась девочка или в семьи, где вовсе нет детей. Для иллюстрации этого явления приведем пример молодых безработных родителей из г. Чунцин (19 и 21 год соответственно), которые продали своего новорожденного сына, чтобы купить мобильный телефон. Мужчина, купивший у них сына, после “покупки” сам пытался перепродать ребенка, но уже за более высокую стоимость. К счастью, правоохранительные органы Китая смогли этому воспрепятствовать.

Здесь нам представляется целесообразным рассказать историю семейства Ма из Гуйчжоу, которые пытались продать двух своих новорожденных девочек–близнецов. Заметим, что в отличии от пары из г. Чунцин, пара из Гуйчжоу уже взрослые самостоятельные люди, отцу семейства Ма Чжоу на момент попытки продажи детей уже было 42 года. Опираясь на эти факты, мы можем сделать вывод, что продаже собственных детей в Китае подвержены не только молодые, еще не имеющие должного образования и дохода люди, но и уже укрепившие свои позиции в обществе люди среднего возраста. Как выяснилось в полицейском участке, у супружеской пары Ма уже был сын. Они приняли решение продать своих дочерей-близнецов, т. к. опасались штрафов со стороны государства за рождение “излишнего” ребенка, а также посчитали свои доходы недостаточными, чтобы содержать троих детей. К тому же, супруги надеялись поправить свое финансовое положение путем продажи детей, требуемая ими сумма была равна 10 миллионам юаней.

К слову, в крупных городах современного Китая буквально расцвел бизнес по продаже и перепродаже детей. Торговцы детьми могут заработать на ребенке мужского пола до 10 тысяч долларов.

Коренным образом подверглось изменению и восприятие ребенка в современной китайской семье и его роли. Если раньше ребенок воспринимался как инструмент для благополучной жизни родителей в старости и помощник по дому начиная уже с детских лет, иными словами, традиционно ребенок в Китае был скорее “приложением” к своей семье, нежели ее полноправным членом. В современном Китае ситуация полностью изменилась. Ввиду нарастания темпов глобализации и урбанизации, а вместе с тем, и способности Китая воспринимать западные ценности, ребенок стал центром семьи. Сегодня большинство китайских семей принимают решение о рождении ребенка, руководствуясь желанием реализовать свой родительский потенциал, дать ребенку теплое общение, лучшее образование, лучшие условия жизни и т. д.

Такие перемены, с одной стороны, имеют положительные черты, например, китайские дети стали заметно более эрудированными и уверенными в себе, а с другой стороны, новые реалии повлекли за собой не одно поколение так называемых “маленьких императоров”. “Маленькие императоры”-центры жизни в своих семьях, китайские дети, которым почти все дозволяется и разрешается, сделать их жизнь как можно лучше стараются не только родители, но и бабушки с дедушками, а также дяди и тети. Феномен “маленьких императоров” привел к тому, что многие люди, которые были в детстве “маленькими императорами”, во взрослом возрасте так и остались капризными и инфантильными людьми, что, на наш взгляд, в будущем может создать, пусть и незначительные, но все же некоторые помехи социально-экономическому развитию страны.

Однако, в корне неправильно заявлять о том, что современные китайские дети-это изнеженные баловни судьбы. Как пишет в своей книге “Боевой клич матери-тигрицы” профессор Йельского университета Эми Чуа, китайские матери заставляют своих детей заниматься, например, музыкой по много часов ежедневно, в то время, как западные родители считают достаточными ежедневные получасовые занятия. Кроме того, китайцы просто запрещают своим детям плохо учиться, западные же родители говорят ребенку, что оценки-это не главное в жизни. Таким образом, мы можем сделать вывод, что став центром своей семьи, китайские дети получили еще более тяжелую ношу, чем ту, которая была у их сверстников в традиционном обществе.

В современном Китае, особенно в крупных городах, сегодня активно проводятся кампании по защите здоровья матери и ребенка. Правительство старается максимально снизить смертность рожениц и новорожденных детей. Особенно трудно это сделать в селах, т. к. многие местные жители даже не обращаются в медицинские учреждения для того, чтобы пройти дородовой и послеродовой осмотр.

В крупных городах Китая с каждым годом растет процент молодых супружеских пар, где каждый из супругов имеет хорошее образование и средний достаток, но они обоюдно не желают иметь детей, чтобы не обременять себя уходом за детьми, а также чтобы избежать трат на детей. Это явление, которое также появилось в Китае вследствие глобализации и урбанизации.

По причине качественного роста урбанизации, мы можем наблюдать в современном Китае значительное уменьшение замкнутости китайского хозяйства, уменьшение удельного веса аграрного производства, и, вместе с тем, все нарастающую открытость для контактов во всех сферах жизни общества с другими странами. Все эти изменения приводят и к изменениям отношений между родителями и детьми. В современном Китае, особенно в крупных городах, постепенно ослабевает роль концепции “сяо”. Даже многие приехавшие на заработки китайцы, не будучи рожденными в крупных городах, невольно воспринимают современную ситуацию в Китае, все больше отдаляясь от концепции “сяо”. Хотя, в Китае по-прежнему высок процент семей, где пожилые родители живут вместе со взрослыми детьми и внуками, однако неуклонно растет и количество китайских семей, которые предпочитают жить отдельно от пожилых родственников. Так, в таких крупных городах как Пекин и Шанхай, количество пожилых родителей взрослые дети, которых живут отдельно составляет около 40-50 %.

На наш взгляд, важно сказать, что несмотря на наличие достаточного числа различных организаций, помогающих пожилым людям в их повседневной жизни и быту, современные китайские пожилые люди по-прежнему прибегают к их помощи достаточно редко, т. к. их услуги, в основном, платные и по карману далеко не всем. Кроме этого, многие, настроенные традиционно пожилые люди, не доверяют свои дела посторонним для них людям. Недоверие пожилых китайцев подкрепляет и тот факт, что в Китае достаточно часто происходят инциденты жестокого обращения персонала таких организаций с пожилыми людьми. Жестокое обращение такого рода может включать в себя: изоляцию от семьи и общества, издевательства, запугивания пожилых людей, оставление без надлежащей медицинской помощи или общее равнодушие, халатность.

Впрочем, жестоки к старикам в Китае бывают и собственные родственники. Например, на о. Тайвань в уезде Юньлинь, ухаживающая за бабушкой внучка по имени Сюй Таунши, чуть не убила свою бабушку небрежным отношением и халатностью. Выяснилось, что престарелую бабушку почти не кормили, к тому же, она подолгу находилась в уже использованных подгузниках, что серьезнейшим образом нарушало гигиену бабушки, она в тяжелом состоянии была госпитализирована в больницу. К счастью, жизнь бабушки удалось спасти.

Сегодня, в связи с трансформацией представлений об отношениях между родителями и детьми, ослаблении влияния концепции “сяо”, а также увеличении западного влияния, очень большое количество китайских стариков ощущают себя ненужными своим семьям, их часто посещает ощущение одиночества. По выражению О. Почагиной “проблема одиночества — беспрецедентный социальный феномен для Китая”.

Чтобы избавиться от гнетущего чувства одиночества, пожилые люди все чаще начинают не просто замыкаться в себе, а пересматривают свой взгляд на жизнь, по возможности занимаются спортом (цигун, тайцзицюань), активно занимаются общественной деятельностью (работа в уличных комитетах), а некоторые даже принимают решение продолжить свое образование. С каждым годом все больше и больше пожилых китайцев и, особенно, китаянок, пользуются сетью Интернет. Так, согласно данным сайта Всекитайской федерации женщин около 310 тыс. пожилых людей регулярно пользуются сетью Интернет.

В пожилом возрасте многие китайцы осознают, что прожили свою жизнь не с тем человеком, и, благодаря коренному изменению традиционных взглядов на более прогрессивные решаются на развод. Некоторые из разведенных пожилых людей решаются на повторный брак. Однако, из-за усложнившихся в современном Китае имущественных отношений, противостоянии детей и внуков, а иногда и общественному противостоянию (особенно часто такое противостояние со стороны общества имеет место в сельских районах страны, где по-прежнему сильны традиционные взгляды) заключению повторного брака пожилым человеком около 50 % пожилых людей, которые повторно вступают в брак не регистрируют свои отношения официально.

Качественно изменилась и внутрисемейная организация. Если в традиционном Китае отец был непререкаемым авторитетом для жены и детей, то сегодня в китайских городских семьях, напротив, активно развивается внутрисемейное равноправие, ребенок принимает активное участие в решении семейных вопросов, растет и развивается в демократической среде. Сегодня по выражению Ю. Савенкова “маленькие императоры держат ключ от сейфа с семейными деньгами”, т. к. практически все свои деньги родители вкладывают в образование и развлечения своих детей, влезая в непомерные долги и кредиты. А порой, даже, по выражению того же Ю. Савенкова “Маленькие императоры не только держат ключ от семейного сейфа, но и нередко определяют политику транснациональных корпораций на китайском рынке.” 

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что с наступлением политики реформ и открытости отношения детей и родителей подверглись коренной трансформации, пройдя путь от традиционного для Китая почитания старших в концепции “сяо” до складывания культа младших и фактического навязывании младшими своей воли остальным членам семьи. Однако, на наш взгляд не стоит говорить о полном забвении конфуцианских догм почтения к старшим в виде концепции “сяо”. Китайская молодежь и люди среднего возраста в силу своих возможностей заботятся о пожилых родственниках и помогают им материально.

Сегодня Китай находится в стадии активной трансформации семейных отношений, и в рамках этой трансформации китайским политикам необходимо решить еще множество проблем. Одной из ключевых проблем в данной сфере китайской действительности является, на наш взгляд, конечно же, имеющее место жестокое отношение к пожилым людям и частичное ослабление в некоторых районах современного Китая концепции “сяо”.

Статья на тему отношения между родителями и детьми в китае