Преступления белых воротничков

С тех пор как Сазерленд (1939) ввел термин «преступление белых воротничков», были проведены обширные исследования и дискуссии о том, что включать и что исключить из этой категории преступлений.

В соответствии с оригиналом Сазерленда теория удобства работы подчеркивает позицию и доверие, которым пользуются преступник в профессиональной среде. Поэтому организационное измерение является ядром теории удобства, когда преступник имеет доступ к ресурсам для совершения и сокрытия финансовых преступлений.

Одной из теоретических задач, стоящих перед учеными, является разработка общепринятого определения «преступления управленческого персонала». Главной характеристикой является то, что это экономическое преступление, совершенное человеком респектабельности и высокого социального статуса в процессе оккупации. В то время как концепция Эдвина Сазерленда о преступлениях управленческого персонала просвещала социологов, криминологов и управленческих исследователей, эта концепция могла запутать адвокатов, судей и законодателей. Одна из причин этой путаницы заключается в том, что преступления управленческого персонала в исследованиях Сазерленда является как преступлением, совершенным конкретным типом человека, так и конкретным видом преступления. Более поздние исследования показали, что, преступления управленческого персонала не является конкретным видом преступления, а является только преступлением, совершенным конкретным типом человека.

Ученые Грин (2007) обсуждала ложь, мошенничество и воровство, а Нейлор (2003) разработал общую теорию преступления, ориентированного на прибыль.

Типичный профиль преступника управленческого персонала включает следующие признаки:

  • Человек имеет высокий социальный статус и значительное влияние, пользуется уважением и доверием и принадлежит к элите общества.
  • У элиты, как правило, больше знаний, денег и престижа, и занимают более высокие позиции.
  • Человек использует свое положение для совершения финансового преступления.
  • Человек может находиться в положении, которое заставляет полицию неохотно начать расследование преступления.
  • Человек имеет доступ к ресурсам, которые позволяют вовлекать защитников, и может вести себя в суде таким образом, что создает симпатии среди общественности.

Виды преступлений управленческого персонала

Существует множество видов преступлений управленческого персонала, но наиболее распространенными являются:

  1. Корпоративное мошенничество. Большинство случаев корпоративного мошенничества, включают в себя фальсификацию финансовой информации, инсайдерскую торговлю и схемы, предназначенные для сокрытия деятельности по корпоративному мошенничеству и препятствования регулирующим органам, таким как комиссия по ценным бумагам и биржам.
  2. Растрата. Хищение происходит, когда лицо, которому работодатель или другое лицо доверили распоряжение деньгами или имуществом, использует свое положение для присвоения средств.
  3. Вымогательство. Вымогательство происходит, когда человек принуждает учреждение или другое лицо отказаться от собственности, денег или услуг.

Различают профессиональную и деловую преступность. Профессиональное преступление совершается лицами в организационных условиях для чисто личной выгоды и в ущерб организация.

Деловое преступление совершается организацией или от ее имени с целью получения прибыли.

Как профессиональное, так и деловое преступление совершаются в организационном контексте.

Тем не менее, одна из теоретических проблем, стоящих перед учеными в этом растущей области исследований заключается в разработке общепринятого определения преступности управленческого персонала.

Понятие преступления управленческого персонала

Преступления управленческого персонала – это незаконные действия, которые нарушают ответственность или общественное доверие для личной или организационной выгоды.

Понятие «управленческое преступление» не используется ни в уголовном законе, ни в теории уголовного права. Однако преступления, совершаемые лицами с осуществлением ими властных (управленческих) полномочий – объективная реальность. Полностью они не вписываются ни в один структурный элемент Особенной части УК РФ и ни в одну группу преступлений, выделяемых в теории уголовного права. Частично их можно отнести к группе должностных преступлений (гл. 30 УК) и преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК).

По признакам состава служебные преступления имеют определенное сходство с коррупционными, так как в Федеральном законе РФ от 25.12.2008 № 273 «О противодействии коррупции» закреплено, что коррупцией признаются деяния, совершаемые в виде «злоупотребления служебным положением».

В настоящее время в современной учебной литературе и комментариях к уголовному кодексу РФ по поводу такого признака как «использование лицом своего служебного положения» указывается, что служебное положение лица определяется, исходя из его принадлежности к таким субъектам как должностные лица, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих или иных организациях, а также государственные и муниципальные служащие.

Судебная практика по делам преступлений белых воротничков

Пленум Верховного Суда РФ, давая пояснения по поводу применения норм об ответственности за деяния, совершаемые лицом с использованием своего служебного положения, рекомендует к числу их субъектов относить не только должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, но и лиц, которые имеют определенные профессиональные возможности и необходимую связь с предметом преступления, имеют доступ к предметам и ценностям, защищенным уголовноправовыми нормами, в ходе непосредственной работы с ними, либо выполняют охранно-сторожевые функции данных предметов, либо обладают необходимой информацией для совершения преступления в силу статуса служащих определенных организаций.

В Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года коррупция названа в числе основных источников угроз национальной безопасности. Несмотря на то что в последние годы статистика, касающаяся результатов борьбы с коррупционными преступлениями в России, как ни странно, остается примерно на одном уровне, а по отдельным показателям даже снижается, коэффициент латентности этих посягательств остается крайне высоким. Поскольку коррупция в России представляется не только опасной с социальной точки зрения как фактор, подрывающий государственную власть, но и как одна из главенствующих причин, определяющих организованную, экономическую, политическую преступность, вряд ли кто–либо усомнится в том, что меры уголовно–правовой борьбы с нею в будущем будут только усиливаться.

Между тем официальная статистика не демонстрирует выдающихся успехов в борьбе ни с преступления управленческого персонала в целом, ни с преступлениями коррупционной направленности. По данным МВД РФ, в 2018 году всего по России зарегистрировано 30495 преступления коррупционной направленности, что на 1,4% больше, чем в предшествующем году. В 2017 году этот показатель составил 2963 преступления, в 2016 году – 28425 преступления. Если рассматривать статистику по отдельным статьям уголовного закона, то заметна повышенная активность следственных органов и органов – субъектов оперативно–розыскной деятельности лишь в части борьбы с таким преступлением, как покушение на дачу взятки. Чаще всего это преступление выявить и раскрыть легче, чем получение взятки и посредничество во взяточничестве.

Преступления управленческого персонала – это уникальная область криминологии из–за ее нетипичной связь с общественным влиянием по сравнению с другими типами преступников.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что любое преступление не насильственного характера, если оно совершается надлежащим субъектом (должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации) и с корыстной заинтересованностью, перерастает из служебного в коррупционное: обладание субъектом особыми полномочиями позволяет ему ими злоупотреблять, а наличие корыстной заинтересованности указывает на цель получения выгоды от данных злоупотреблений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here