Резкое социально-экономическое развитие Китая и внезапное лидерство в региональном и даже глобальном масштабе «рождают» естественный вопрос о том, что этому способствует. Унаследовал ли сегодняшний Китай предпосылки к экономическому успеху у Китая периода Мао Цзэдуна? Какое влияние идеи Мао Цзэдуна оказали на развитие Китая и всего региона Юго-Восточной Азии? И ожидает ли подобный успех те государства, которые пошли по «маоистскому» пути?

Стоит начать с того, что представляет собой «маоизм» и с чем его едят. Маоизм — это система идеологических установок Мао Цзэдуна. Фундаментом для такой системы послужил национализм и великоханьский шовинизм эпохи Цинь Шиньхуана. Сам феномен «маоизма» я предлагаю рассмотреть посредством работы Макса Хоркхаймера и Теодора Адорно «Диалектика просвещения», где понятие «идеология» было развито до понятия «культуриндустрия».

Термин «идеология» был введен во Франции в конце XVIII века Антуаном Дестюд де Траси для обозначения учения о идеях, понимаемых им как учение об общих закономерностях происхождения идей из содержания чувственного опыта. Второе рождение «идеология» получила вместе с доктринами Карла Маркса как надстройка, зависящая от базиса и выражающая специфические интересы отдельного класса, выдаваемых за интересы всего общества через ложное сознание.

Итак, к слову о «культуриндустрии». Хоркхаймер и Адорно видели ее проявление через запреты, с помощью которых она учреждает свой собственный язык, со своим «синтаксисом» и «вокабулярием», и зачастую смеет называться Просвещением. К общим характеристикам М. Хоркхаймер и Т. Адорно также относят отношение к прошлому, выражая его общим тезисом «колеса машины вращаются на одном и том же месте», пока любовь народа к общей идее опережает креативность правящего верха.

Мною было замечено, что «идеология» достигает уровня «Просвещения» посредством популяризации или некоторых инструментов. Подходов к таким инструментам как популяризация или пропаганда очень много. К примеру, Большая советская энциклопедия интерпретирует пропаганду как «распространение политических, философских, научных, художественных и других взглядов и идей с целью их внедрения в общественное сознание и активизации массовой практической деятельности». Французский философ и неолуддист Жак Эллюль видел популяризацию в качестве «заранее спланированного и целенаправленного духовного воздействия на аудиторию, целью которого является привлечение аудитории на сторону того, кто ведёт пропаганду» контроль за мышлением и поведением.

Что касается, маоизма, то это политическая практика, которой подчинена вся теоретическая деятельность. В этом отражается задача маоизма «фракционная борьба за власть» сначала на региональном уровне, а далее и на международном  в коммунистическом и национально-освободительном движении. Эти задачи вместе с концепцией Срединного государства планировалось реализовать посредством более искусной науки, к которым Мао Цзедун относил социализм. Посредством популяризации, маоизм «дошёл» до философской догмы. Пропаганда, являясь средством манипуляции массовым сознанием, исключила потребность обычного жителя Китая в собственной мысли. А Мао Цзэдун, как сторонник некой идеологической конструкции, отрицал всякое увещевание, чем его идеологическая система абсорбировалась в мировоззренческих шаблонах.

Маоизм заимствовал те или иные стороны конфуцианства, легизма, китайского буржуазного шовинизма, утопического социализма, анархизма и троцкизма.

Распространению любой идеологии способствуют характеристики определенного общества, в которое ассимилируются идеологические постулаты. Благополучной ассимиляции способствуют социальная реальность, разобщенность социальной структуры, сложившаяся негативным образом, внутренняя и внешняя политика, а также неудачи экономических практик.

Маоизм отражал субъективные интересы мелкой буржуазии как на стадии зарождения, так и на стадии становления. Начало XX века время разложение феодализма и становление капитализма приняло ускоренный темп. Процесс вытеснения феодальной системы осложнялся постепенным превращением Китая в полуколонию, в следствии сильной экономической зависимости от империалистических держав. В результате жесткой эксплуатации возникло быстрое обнищание крестьянства и разорение землевладельцев. Классовые антагонизмы не признавались, а конфуцианские идеи продолжали сохраняться в качестве традиций и играли весомую роль в сознании населения, притупляя тем самым классовое сознание провиденциализмом и патернализмом, оставшиеся наследием легизма и даосизма. Поэтому всем социальным конгломератам была свойственна враждебность ко всему «некитайскому», иностранному.

После Опиумной войны Китай переживал время внутренней смуты. Кроме того, на Западе стране «угрожали» европейские державы, на севере экспансионистская Россия, а на востоке Япония, не желающая сохранять древние институты Китая. Предотвратить внутренние волнения и визиты представителей иностранных государств династия оказалась не в силах, поэтому власть в Китае вновь распалась на группировки после 1912 г. эпоха «Воюющих государств» возобновилась. Позже в 1916 г. Юань Шукаем, приемником Сунь Ятсена, была совершена тщетная попытка объединить страну, после чего вся власть окончательно перебралась в руки региональных властей и милитаристов; ситуация переросла в гражданскую войну и поражение гоминьдановский войск на материке.

Совокупность всех выше перечисленных событий порождала поиски иного «третьего пути». Теория Мао Цзэдуна «Новая демократия», основанная на опыте Октябрьской революции 1917 г. в России, выражала требования той социальной реальности в стране. Но Мао развернул теорию не только для Китая, но и для всех стран «третьего мира» в принципе.

Значительную нишу занимают инструменты популяризации. В рамках Китайской народной республики это были «Культурная революция», «Большой скачок», неизгладимый след журналистской деятельности, а также политика «трех красных знамен», которая представляла собой сокращение промышленного и сельскохозяйственного производства в скорейших темпах.

На пленумах поднималась полемика «надутых успехов», создавались проекты по «социалистическому воспитанию» в деревни были направлены специально организованные рабочие бригады, «вылавливающие антисоциалистические элементы». Кампания ставила своей целью еще большее распространение в сознание самого широкого слоя, крестьянства, маоцзедуновские взгляды на заре социальноэкономическое развития. Позже в 1964 г. Мао усилил вертикаль власти, реформировав весь аппарат «командным стилем работы» все назначались и подчинялись только Мао, кадры подбирал тоже он. Вместе с тем началась кампания «военизации». Началась массовая агитация древнекитайских трудов: «Учиться у Лэй Фэна», «Учиться у Цзяо Юйлу», «Учиться у народноосвободительной армии Китая». Кто они такие? «Подвижники». К примеру, Лэй Фэн – обычный выходец из батраков, который одиозно восхвалял Мао, его идеи, благодарил за скромную жизнь и возможность помогать другим.

Цель всей популяризации маоизма, как и любой идеологии того периода отката демократии, воспитать народ безликой массой, отказавшейся от всякого проявления индивидуализма; сделать народ податливым и ведомым. Народ заставляли заучивать наизусть цитаты Мао Цзэдуна, его высказывания. Газеты 1965 г. активно пропагандировали историческую миссию Китая, его особенный путь, ради которой «можно привести себя в жертву». Иностранным государствам приписывался «сговор» с американским империализмом, направленный в первую очередь на китайский народ, его суверенитет, на целостность национального государства, поднимая тем самым широкомасштабное националистическое движение.

На трансформацию маоизма в среде новообразовавшихся стран коммунистического толка оказали весомое влияние отношения с Советским Союзом и Китаем. В геополитической обстановке Холодной войны и географическим расположением территорий будущее этих стран было очевидным.

Вьетнам

Приход к власти партии Хо Ши Мина показал, что китайсковьетнамские отношения натянутыми. Партия проецировала идеи троцкизма и марксизмаленинизма в установление идеологической платформы Вьетнама, в то время как маоизм позиционировался ответом на «импортный марксизм». Этноцентризм не достигал могущественной силы как в остальных странах ЮгоВосточной Азии и власти изначально были нацелены на «путь до социализма». После затяжной борьбы за независимость единственной идеологией Вьетнама являлся «рыночный социализм», не мешающий процветанию культа личности. Задача Хо Ши Мина состояла в закреплении целостности страны посредством административного, социальноэкономического и идеологического ресурсов.

КНДР

Китай непосредственно и Советы опосредованно, представили корейскому народу нового правителя Ким Ир Сена, не воспринимая его всерьез. И КНР, и СССР стремились использовать власть Ким Ир Сена в качестве инструмента, готового пойти против Штатов, но в планы Ким Ир Сена входило лишь объединение Кореи под коммунистической эгидой. Первый руководитель КНДР подчеркивал самостоятельность страны от «экспантов» сталинизма и маоизма, на чем, собственно, и основывается государственная идеология «чучхе» (собственный путь). Возвращаясь к «чучхе», стоит заметить, что после опубликования труда Ким Ир Сена «Об идеях чучхе», количество универсальных установок в кимерсизме уменьшалось, и главенствующую нишу начал занимать традиционный корейский национализм, а на смену продолжению идей Маркса и Энгельса пришло продолжение корейской традиционной философии.

Китай сегодня нельзя назвать коммунистической страной, конституция дефакто лжет, сегодняшняя действительность больше похожа на конфуцианский капитализм, не отходящий от традиций, а лишь модернизируя их под требования современности. То же касается и Вьетнама, но КНДР остались доказывать всему миру силу своей бесконтрольной, незыблемой власти.

Глобализация и развитие геополитической науки потребовали отказа от изоляцинизма, приводящего к стагнации. А в коммунистическую среду успешно проникает западный индивидуализм, без которого рынок не может существовать.

В тоже время, популяризация идей Мао Цзэдуна все еще актуальна для некоторых стран Азии. К примеру, Непал, где оформлено целое политическое движение «Непальских маоистов», представляющая собой совокупность коммунистических партий. А в 2008 г. лидер маоистов Непала, Пушпа Камал Дахал, был избран премьерминистром страны. Но даже в Непале маоизм сильно редизайнирован.

Подводя итоги дескрипта моего исследования, стоит отметить, что маоизм как таковой умер в 1976 г., вместе с «великим кормчим», далее он преобразовывался в рамках современных стандартов, стандартов более демократичных политиков и приевшегося голода.

 

Статья на тему маоизма и других течений коммунистической идеологии