Современный этап развития российской экономики характеризуется значительным возрастанием влияния негативных последствий мирового финансово-экономического кризиса, которые в условиях существенной волатильности рынков препятствуют осуществлению эффективного инвестирования финансовых ресурсов государства и муниципальных образований.

Сложная ситуация на финансовом рынке, наблюдаемый в настоящее время процесс приостановления интеграции РФ в мировую экономику, введение режима финансово-экономических санкций, отток иностранного капитала, высокие риски инвестирования и другие негативные факторы, свидетельствуют о необходимости пересмотра традиционного подхода к формированию финансовой политики, к управлению государственными и муниципальными финансами, а также рисками инвестирования социально значимых финансовых ресурсов, аккумулируемых в системе государственного социального обеспечения и страхования. Все это значительным образом оказывают влияние на эффективность реализации политики государства и муниципальных образований, основные итоги и направления развития социальных и экономических процессов.

Суть проблемы состоит в том, что на протяжении длительного периода времени средства, аккумулируемые в системе государственных внебюджетных фондов, в основном рассматривались как источник финансирования государственных долговых обязательств в условиях благоприятного соотношения числа работающих и лиц, получающих страховые выплаты.

Так, согласно официальным данным Росстата численность экономически активного населения в декабре 2014 г. составила 75,4 млн. чел. или 53% от общей численности населения страны . Одновременно по данным Минфина РФ в 2014 г. объем доходов Пенсионного фонда составил 5011,27 млрд. р., расходов – 4 876,70 млрд. р., а величина профицита 134,58 млрд. р. Однако путем корректировки суммы межбюджетного трансферта в виде безвозмездных поступлений от других бюджетов (134,58 — 1 727,8) фактически получаем дефицит в размере 1593,22 млрд. р.

В современных условиях проблема соотношения государственного социального страхования и страхования социальных рисков компаний приобретает особое значение. Неоднократно ставился вопрос об эффективности управления рисками инвестирования социально значимых финансовых ресурсов, финансового обеспечения социального страхования, поиске инструментов борьбы с дефицитом средств государственных внебюджетных фондов социального страхования .

Однако пока отсутствует однозначный ответ на вопрос, каким должен быть процесс управления средствами в систему социальных внебюджетных фондов в условиях экономической нестабильности и какова должна быть роль государства в этом процессе.

Пенсионный тариф страхового взноса

Множество нерешенных вопросов остается в сфере пенсионного обеспечения. Так, существующий порядок распределения взносов во внебюджетные фонды предусматривает пенсионный тариф страхового взноса в размере 22%, в том числе: 6% накопительная часть (учитывается персонифицировано) для лиц 1967 года рождения и моложе при наличии заявления; 16% — страховая часть. Из 22% на индивидуальном лицевом счете (ИЛС) гражданина отражается только 16%, а остальные 6% идут на текущие выплаты (перераспределяется через бюджет). Последняя цифра – это базовая часть пенсии (!), которая теперь считается частью страховой (16% = 6% + 10%). Однако законом предусмотрены дополнительные 10% страховых взносов, которые уплачиваются с фонда оплаты труда, превышающего в годовом выражении 512 тыс. рублей и также являются компонентом базовой части пенсии.

Фактически страховой тариф даже увеличился для высокооплачиваемых категорий работников. Точно подчитать не получится, но если принять среднюю величину фонда оплаты труда в размере 512 тыс. руб. в год, тогда на текущие выплаты пойдет примерно 6% + 0,5 * 10% = 11% годовых. В итоге доля распределительного компонента теперь достигает 50%, т.е. 11% из 22%. Последний обеспечивает текущую выплату пенсий нынешним пенсионерам, досрочные пенсии и другие солидарные расходы, находящиеся вне пенсионных прав, включая расходы на выплату базовой части пенсии.

Таким образом, доля распределительного элемента («солидарная часть» пенсионного тарифа) составляет 27,3% (6% от 22% страховых взносов). Благодаря завышенной базовой части пенсии коэффициент замещения пенсий для низкооплачиваемых категорий застрахованных лиц с новым страховым стажем не менее 30 лет может достигнуть рекомендуемого Международной организацией труда уровня в 40%. При этом нарушается основополагающий принцип пенсионного страхования в рамках накопительной пенсионной системы, который предполагает прямую зависимость пенсионных выплат от заработной платы и стажа трудовой деятельности.

По данным Минфина РФ в 2014 г. объем доходов Пенсионного фонда составил 5 011,27 млрд. руб., объем расходов – 4 876,70 млрд. руб., а величина профицита 134,58 млрд. руб. Однако путем вычитания межбюджетного трансферта в виде безвозмездных поступлений от других бюджетов (134,58 — 1 727,8) фактически получаем дефицит в размере 1593,22 млрд. р. При этом по сравнению с уровнем доходов в 2013 г. (6 388,39 млрд. р.) соответствующий показатель в 2014 г. сократился почти на 22%.

Попытка решения проблемы оценки рисков инвестирования государственных финансовых ресурсов в условиях финансовой нестабильности уже предпринимались . В условиях финансовой нестабильности практическая ценность такой количественной характеристики инвестиционного риска, как коэффициент вариации существенно снижается с позиции конкретного инвестора, в качестве которого в нашем случае выступает государство, гарантирующее сохранность инвестируемых средств. Это связано с тем что инвестор чувствителен в большей степени не к вероятности недополучения ожидаемого дохода, а к абсолютной величине возможного убытка.

Консервативный характер средств, аккумулируемых в системе государственных внебюджетных фондов, несовместимый с колебаниями фондового рынка, сопровождающиеся повышенным риском убытков, оказываются несовместимыми. В этих условиях положительную доходность (безубыточность) обеспечивает консервативная стратегия управления путем размещения соответствующих средств в государственные ценные бумаги и корпоративные облигации, гарантированные государством депозиты и т.д., однако существующие механизмы инвестирования не гарантируют уровень доходности пенсионных накоплений выше инфляции.

Необходимо отметить, что период первой фазы мирового финансово- экономического кризиса с 2008 г. по 2014 г. отрицательная доходность (убыточность) инвестирования пенсионных накоплений стала острой проблемой и заставляет задуматься над эффективностью современной государственной финансовой политики. Например, уровень убыточности Внешэкономбанка в 2008 г. достигал -0,46% годовых. С середины 2014 г. эта проблема усугубилась введением режима экономических санкций и существенным ростом волатильности национального и мирового финансового рынка.

Для решения вышеуказанных проблем требуется разработка и реализация на практике нового подхода к управлению средствами государственных внебюджетных фондов.

Современная макроэкономическая конъюнктура позволяет применять эффективную методику инвестирования финансов государственных внебюджетных фондов, основанную на системе государственных гарантий и жесткого государственного контроля деятельности негосударственных фондов и частных управляющих компаний. Последние, как показывает мировой и российский опыт, обеспечивают в среднем большую эффективность вложений, чем государственная управляющая компания.

Потребуется также внедрять систему гарантирования доходности, согласно которой на основе средней ставки доходности по всем управляющим компаниям устанавливается ограничение по минимальному и даже по максимальному уровню доходности с целью частичного погашения негативного влияния инвестиционных рисков.

Предлагаемая методика установления гарантированной ставки доходности в условиях экономической нестабильности, неконтролируемой волатильности российского и мирового фондового рынка, повышенных рисков получения отрицательных результатов инвестирования, для текущей макроэкономической ситуации требует уточнения. В первую очередь, усредненным периодом, на котором гарантируется эта доходность и существующего механизма бюджетного планирования, необходимо считать 3 года. Кроме того, на начальных этапах реализации методики при определении максимального и минимального гарантированного уровня доходности могут отсутствовать достаточно надежные статистические данные о ежемесячных или ежеквартальных результатах инвестирования. Поэтому для среднесрочной перспективы потребуется корректировка соответствующих параметров, которые могут быть искажены в результате воздействия случайных факторов.